На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   
:: Просмотр темы - Берег (совместное творчество Ники и Кириямы)
Начать новую темуОтветить на тему
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:31    Заголовок сообщения: Берег (совместное творчество Ники и Кириямы)
 
1

- Не нравится мне этот дым… - вполголоса проговорила Антионна, присаживаясь на скамью рядом с походной княгиней Видаррой.
- Думаешь, сигналит кто-то? Про нас? - ответила вопросом княгиня.
- А что еще может быть? Не пожар же - по второй луне весны!
- Челн!!! Впереди, от острова с дымом, челн отвалил, по течению! - раздался вдруг громкий крик сменившей Антионну на месте впередсмотрящей юной Иллы.
- Догоним? - вздрогнув от азарта, спросила Антионна.
- Нет! - после короткой паузы объявила свое решение Видарра. - Пускай удирают. Мы высадимся здесь, если кого-то найдем - разузнаем что к чему, если нет - просто разобьем и походный лагерь. Поймите, девки: чтобы гнаться, нам пришлось бы взяться за весла. Вот и думайте: даже если догоним эту лодчонку, в чем я не уверена, во-первых, туземцы уже все равно знают о нас по дыму, во-вторых, мы сами будем умотанные, как цуцики, а в третьих, на ночь нам все равно надо будет где-то пристать, и если мы минуем этот остров - пристать придется на гораздо менее удобном для обороны берегу.
- Пристаем к этому острову! Оружие к бою! - прокричала кормчая Диолла, передавая приказ княгини на идущие позади ладьи. На «Орлице» услышали, передали по цепочке… И вот уже все двенадцать ладей Высокого Тагара стали забирать влево, к пологому песчаному берегу острова, протянувшегося вдоль стрежня Ерты-суу.
* * *

- Слухами степь полнится… - обратился старый Байбак-хакан к чинно рассевшимся вокруг него на кошмах хатуням. - В Золотых Горах два года не было дождей. Есть надежный слух, что тогаре решились переселяться на полночь…
- Таких соседей нам не надо! - решительно высказалась Энума-хатунь, самая молодая из всех присутствовавших Матерей Кланов исседонского племени - ей едва исполнилось двадцать восемь весен.
- Вчерашний караван принес такую весть. - продолжил свою речь хакан. - Полторы сотни «лунных волчиц» собираются идти на лодьях по Ерты-суу. По первой воде…
- Ледоход будет через пол-луны, это от силы… - покачала головой дряхлая Алпа-хатунь. - Мои девки уже заголяться начали, говорят, не холодно им совсем…
- Я сама телешом уже хоровожу! - опять не сдержалась, перебила старшую Энума.
- Это хорошо, дочка. - лукаво улыбнулся старик хакан. - Вот, завтра, с кем хороводы водишь - кликни, чтобы собрали всех подруг и подружьих подруг - и послезавтра, с утреца, пешим строем - выходите. По Куньей-реке, и на Ерты-суу сядете. А?
На какой-то миг Энуме сделалось холодно. «Это что, разводка?» - подумала молодая женщина. - «Весь мой клан, вся Великая Рысь - меньше двух сотен. Тогарок, походу, столько же. Неужели я стану последней Матерью Рысей, боги?»
- В ближний бой не ввязываться. - уже приказным тоном изрек хакан. - Обстреляли - и ноги! Обстреляли - и ноги! Пусть тогарки почувствуют, что против них сражается не исседонское племя, а сама Тайга-Хатунь. Внятно?
- Внятно… - вздохнула Энума. - Куда уже внятней… Сестры-Матери, детишек моего клана приютите?..
* * *

Ладьи миновали передний мысок острова - каменный останец, у подножия которого бурунчиками на камнях бурлил вешний Ерты-Суу («Домашние Воды» - так звалась эта река на наречии степных племен). Течение резко ускорилось, и тагаркам пришлось табанить веслами, чтобы сбросить ход и пристать к берегу.
Неожиданно Антионна увидела, что стоящая на самом носу Илла подняла руки и медленно завалилась назад. Пониже левой ключицы из девичьего тела торчало оперение стрелы. Стон раненой был не громче плеска весел, поэтому-то кормчая Диолла и удивилась так, когда Илла ударилась головой о ее спину. Диолла резко развернулась - взглянуть, кто или что ее толкнуло - руль заплясал, и ладья, встав поперек течения, хорошо черпнула бортом. Через пару мгновений все двенадцать находившихся в ней молодых женщин уже барахтались в студеной весенней воде, кто-то - пытаясь добраться до негостеприимного острова вплавь, а кто-то - просто борясь с шоком.
Но, наконец, все выбрались на берег. Все ли? Нет. Раненую насмерть Иллу унесло течением, как и двадцатипятилетнюю мать троих детей мал мала меньше, Меонну, которой судорогой сковало руки и ноги.
- Какой ужас - стать пищей рыбам! - негромко прошептала, узнав об их участи, рулевая «Совы» - мускулистая мужеподобная Проттоя.
На ее ладье тоже были потери - стройняшка Аликка захлебнулась кровью, получив стрелу в ребра на уровне левой груди, а впередсмотрящей Гетанне стрела, видимо пущенная впопыхах, окровавила живот чуть пониже солнечного сплетения.
* * *

Шестеро Рысей, тем временем, спокойно отошли вглубь острова. Конечно, соблазнительно было б еще пощипать незваных гостий, но тогда тагарские Волчицы с ходу рванут в погоню, а их все еще в двадцать раз больше.
- Если тогарки станут чесать остров - будем отстреливать по одной, а сами, тоже по одной - на челны и... Если поплывут дальше - стреляем в спину. Не забудьте, девочки: мы - только авангард. Наша задача подорвать их самоуверенность, и только. Основной прием этим волчицам окажут наши сестры выше по течению - до самого устья Куньей.
Проведя такой инструктаж, старшая маленького отряда Акума повела своих в обход колючего малинника. Сосны тихо поскрипывали на ветру, приятно холодившем нагие девичьи тела, и после получаса быстрой ходьбы Рыси достигли своего становища - большой ямы, на дне которой были сложены съестные припасы, огниво и теплые меховые постели. Костер, предусмотрительно разведенный умничкой Лореной на левом берегу, отсюда был не виден, так что Рыси обоснованно рассчитывали, что их логово враги найдут не скоро. Конечно, если среди тагарок есть следопыты, тогда их дела не мед, но кто ж и когда видел безбашенных воительниц-Волчиц согбенными над неприятельским следом?
* * *

Тем временем двенадцать девушек с «Орлицы», сразу после высадки отправившиеся на запах туземного костровища, наконец вернулись к ладьям. Если говорить точнее - своим ходом вернулись только десять, двоих - старшую на ладье двадцатитрехлетнюю Поллу и большегрудую юницу Каэтту - принесли на руках.
- Там была засада, о Видарра! - перебивая друг дружку, заголосили девушки.
- Они нас подкараулили, вот суки!
- Трусливые негодяйки!
- Поллу сразу убили, ей возле самого пупка стрела попала, вот!
- Больно, уя-а!
- Каэтточка, потерпи, у тебя же кровь изо рта нейдет, нет? Значит, ты выживешь!
- Кто-нибудь умеет стрелы извлекать, а? Мне тоже, в правую руку…
- Так. - княгиня резко оборвала гомон и поток самосожалений. - У вас кто лекарка на ладье?
- Полла… Была…
- Ютта! Займись этими! А ты… - Видарра ткнула пальцем в сторону мягкогрудой Нателлы, - Ты рассказывай подробно: что, как, кого вы видели, почему вернулись без пленных?
- Каких пленных?! - горестно откликнулась Нателла. - Нас самих чуть не перебили! Эти ж… они вообще честного боя не понимают! - и она, слегка успокоившись, повела свой рассказ.
* * *

Их отряд шел по левому берегу, чтобы все время видеть дым, относимый восточным ветром. Так решила Полла - их старшая, уже познавшая мужа, - и одиннадцать юниц гуськом тронулись за нею по заливаемым набегающими волнами камням. Костер они увидели издалека - он густо дымил на самом берегу, на утесе, - и чуть не вприпрыжку, потрясая дротиками, устремились к своей, как им думалось, цели.
И тут крепышка Каэтта, рысившая последней, громко закричала! Обернувшись, смуглая от загара Аратта увидела, что из пышной груди замыкающей торчит стрела. Каэтта по инерции протрусила еще несколько шагов, зажав руками больной титис и постепенно сгибаясь в поясе, Аратта подхватила ее под руки и предложила лечь:
- Я с тобою, мы их достойно встретим!
Но встречать оказалось некого. Аратта так и простояла над согнувшейся от боли Каэттой, с двумя дротиками в руках - своим и ее - ловя взглядом и слухом малейшее движение в зарослях ивняка.
Тем временем ее подруга Кинирра храбро устремилась сквозь заросли, в глубь леса, потрясая дротиком в правой руке и небольшим деревянным щитком в левой. Она громко выкрикивала ругательства, зовя незримых стрелков на честный бой грудь в грудь, но в ответ слышала только крик потревоженной грачиной стаи. Когда она вернулась к своим, все было уже кончено - Полла, сраженная в живот, перебирала пятками на песке, а Эгилла с Ириссой палками сбрасывали костер в воды Ерты-Суу.
- Она вверх двинула, наша Полла! По камням, к костровищу. Тут ей и стрела… Она сперва в воду скатилась, по камням, в затон, я пока ее доставала…
- Пока Нателла с Поллой возилася, мы с Эгиллой давай наверх. - вклинилась в рапорт большеглазая Ирисса, теребя в руках амулет - ожерелье из серебристых с желтизною «лунных камней». - Там никого уже не было, только тень, я заметила, в лесу… Ну, дротик метнула… В ответ - стрела из леса, Офирре в руку. Офирка на камни больше не полезла, но эта стрела была последняя. Потом мы костер их потушили, пошли дротик искать - не нашли… Видимо, один из туземцев его в себе унес…
- «В себе» или «с собой»? - задала уточняющий вопрос княгиня Видарра. - Вы кровь видели?
- Только наших…

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:35    Заголовок сообщения:
 
2


Все двенадцать челнов Высокого Тагара, борт к борту, были вытащены на песчаный берег. На краю широкого пляжа, где песок и ракушки сменялись короткой, ярко-зеленой весенней травой, кипела работа. Мелькали обнаженные или почти обнаженные тела - в основном, бронзово-загорелые, но были среди них и почти коричневые, и, наоборот, золотисто-персиковые. Против челнов быстро разбили четырнадцать шатров: на каждый отряд по одному, отдельный - для Боевой Княгини Луны, еще один - для исцеления раненых. Ютта, крючконосая брюнетка, обрабатывала травяным бальзамом руку кусающей губы Офирры, а Каэтта, после перевязки и успокоительного отвара, пребывала в забытьи.

Лагерь быстро окружило полукольцо часокола. Осиновых и тополевых стволов на берегу и в окрестностях нашлось в избытке. Заостряя их навершия, тагарки устанавливали столбы с прогалами, через которые можно было поражать нападавших в случае штурма. Видарра уже поняла, что остров - пока! - контролируют незримые и умелые противники. Младшие девушки, не удостоенные еще Боевого Пояса, уже пересказывали друг дружке события утра, дополняя их все новыми деталями: мол, троих наших дикарки убили стрелами точно в пупок, но и сами они от дротиков потеряли девятерых, причем все огненно-рыжие и мускулами подобны мужам.

Не дожидаясь окончания работы, Видарра позвала к себе в шатер Антионну, Аташшу и Ритту, возглавлявших команды, соответственно, "Орла", "Коршуна" и "Пеликана". Антионна в свои 26 лет была среди них младшей и отличалась кричащей, соблазнительнейшей красотой. Ее подчеркивало отсутствие прикрытия на круглой, победительно выпирающей, груди с лунными синими кольцами вокруг венчиков и короткая стрижка, демонстрирующая гибкую шею и золотые кольца в ушах. Аташша была крепко сбитой, но изящной молодой женщиной 30 лет с плосковатой, расставленной вбок грудью и чуть выступающим вперед низом живота. Старшая среди них, 33-летняя брюнетка Ритта с "Пеликана", выглядела самой худощавой и тонкой в сложении, она же была из собравшихся самой темнокожей.
Поправив на груди золотую фибулу с двумя воющими на Луну волками, Видарра провела короткий совет. Остров, даже очень большой - считала она, - не более, чем речной остров. Часть суши, данная нам Богами, и полностью окруженная водой. Значит, мерзких лучниц надо найти и истребить. Во что бы то ни стало! Антионна, Аташша и Ритта берут всех своих: и юничек, и опоясанных, и волчиц. "Будете прочесывать остров с узкого мыска. Если кого ранят - окружайте место, откуда стреляли. Старайтесь вызвать на бой. И без пленных не возвращайтесь!"
Выйдя из шатра, трое женщин, как по единому сигналу, хлопнули в ладоши. К Антионне подскочила ее самая смышленая юничка, 15-летняя Кидарра, тряся на бегу десятками смоляных косичек. Она принесла женщине широкий кожаный пояс с пряжкой и волчьим хвостом. Поцеловав лик Луны на массивной круглой медяшке, Антионна укрепила ремень на талии так, что пряжка прикрыла глубокую впадинку пупа, а хвост повис от середины поясницы. Аташша с сурово-торжественным выражением лица приняла пояс из рук своей молодой помощницы, мускулистой Женни, а Ритту опоясала своими руками ее любимая племянница, глазастая непоседа Каринна. Она быстро поцеловала родственницу в обе щеки и тут же спросила:
- Тетя Ритта, а мы ведь сейчас сражаться пойдем, да?
- Почему ты так решила?
- Ха! Вы ведь у Видарры были, совещались о чем-то, а после боевые пояса велели подать! Понятно же, что не на охоту собрались!
- Как раз на охоту, Каринночка. На отлов местных дикарок, ухитрившихся уже подстрелить наших девчонок, причем одну наповал…
- Кого же это?
- Поллу. В живот стрелу получила. Мучилась долго…
- Это беленькая такая, что ли? Щекастая? Жаааалко…
Правда, гримаса скорби на живом лице Каринны выглядела неубедительно.
- Тетя Ритта, а я с тобой пойду, можно?
- Нужно!
- Здорово! Я хотела бы рядом быть, прикрыть если что. И подружанку мою давай возьмем, Данутту…
- Какую еще Данутту?
- Не помнишь, что ли? С "Гагары". Мы с ней на солнцеворот боролись, лобастая такая…
- На "Гагаре" Аэлла старшая, мы с ней подруги. Я ее попрошу, так и быть - пусть отпустит с нами на охоту твою Данутту, раз вы с ней такие неразлейвода…
- Здорово! Спасибо, тетя Ритта! Мы с Дануттой будем тебя прикрывать и всех-всех варварок переколем, как…
- Не всех. Хотя бы одну надо будет поймать. Желательно, целой-невредимой, чтобы говорить могла…
- С тобой - всё, что угодно сделаем!

* * *

Сначала Джанни смотрела на шедшую справа Шиллу. Во-первых, потому что так распорядилась Аташша: держать в поле зрения соседок по растянувшейся поперек острова цепочке прочёсывания. Но слева от узколицей, уже сильно загорелой девушки никого не было - только сизая речная вода. Во-вторых, смотрела она на Шиллу с откровенной завистью. Ну надо же, как везет-то ей! С виду не скажешь, что вся из себя такая-растакая… русоволоска-простушка, каких на сотню десяток, а ведь надо же! В 19 годочков уже опоясана! Повязалась прошлым летом с княжонком-ойратом, узкоглазым да мелким…Зато теперь свой низ Шилла не выбривает весь по-девчачьи, а гордо носит русую же струнку от устья вверх…А главное - пояс через плечо, красивый и крепкий. Пересекает он Шилле скромного размера грудь, пряжка с Лунным Ликом против дыхла, дальше кожаная полоса защищает печенку и талию справа…Там, где ножны висят, с добротным кинжалом. Тоже есть чему позавидовать! Она-то, Джанни, пока девчонка девчонкой, с парой дротиков да голышом, хотя всего-то на год младше…

Отгоняя досаду, девушка с задиристым хвостиком черных волос на макушке стала смотреть вперед, на полосу песка с громадными бревнами, вынесенными половодьем. За такими можно и спрятаться! Осторожно переступая через коряги поменьше, Джанни думала о том, как хорошо было бы схватиться со здоровущей, звероподобной..да, девчонки так говорили…дикаркой - и дротиком ее! А потом скрутить ее же собственными ремнями и привести, шатающуюся, к Аташше: "Смотри, кого я поймала!". Джанни стала еще более напряженно всматриваться в древесные стволы, в сплетение облепленных тиной ветвей…Но с них слетали только изумрудно-оранжевые зимородки. Весеннее солнце пускало по воде блики и не на шутку припекало. Уже влажная от выступившего пота, юная тагарка пожалела, что не накинула на плечи плащ.

- Уааааа-аааууууу!!! - резкий вой справа заставил ее обернуться. Шилла!
Предмет ее зависти замер в нелепой позе - согнувшись вперед, русоволосая тагарка сдвинула бедра и прижала руки к животу…Откуда, из самого низа, торчало оперенное древко…Стрела! В нее попали стрелой! Сначала Джанни подумала, что надо помочь подруге, но когда она подбежала к раненой, та уже осела на колени, точнее, на собственные пятки. Съежившись, Шилла тряслась всем телом и надсадно выла. Увидев краем глаза соратницу, она совладала с собой и простонала:
- Тааааам…Оттууудааа…Из кустооооо….
- Оооой! - вблизи них другая девушка, голая, как и Джанни, схватилась за стрелу, ударившую ей прямо под левый сосок. Она провернулась на ногах и сразу же, всем телом, грянулась на песок. Взбрыкнув ногами, сраженная раскинула руки и обмякла. Остальные тагарки, уже не озираясь по сторонам, наперебой кинулись туда, откуда прилетели губительные стрелы - к зарослям смородины и тальника на границе песка и леса. Они воинственно размахивали дротиками и бодрили себя боевыми кличами. Еще две стрелы остановили двоих. Худощавой смуглой шатенке пришлось захромать из-за попадания в мякоть бедра, а рядом с ней с хрипом рухнула полногрудая и опоясанная наискось, как Шилла. Катаясь по свежей траве, она пыталась вырвать стрелу из гладкой паховой области.

В кустах раздались шорохи и хруст, на которые полетели сразу несколько дротиков, проламывая молодую поросль…Откуда тут же донесся жалобный стон! Тагарки застыли вокруг этого места с занесенными дротиками. Была среди них и подбежавшая Джанни. Сейчас, думала она, сейчас…Я первая поражу дикарку и первая скручу ее! Но все произошло иначе. В кустах снова зашуршало…И вдруг оттуда буквально вывалилась девушка. На вид совсем еще молоденькая, лет 14-15, с коротко стриженными соломенными волосами. Ее тело прикрывала только набедренная повязка - то ли из дерюги, то ли из замши, а за спину уходил тоненький сыромятный ремешок. Джанни бросилась в глаза ее бледность. Одну руку чужестранка держала у себя где-то внизу, видимо, прижимая рану: высокие стебли прикрывали ее до пояса.

- Стой! Не шевелись! Руки за голову! - первой завопила Джанни.

На самом деле, девушка медленно, как-то неуверенно, завела себе свободную руку за голову…Опустила ниже, за спину…Внезапно она выдернула оттуда коротенький нож! Джанни и еще две тагарки ринулись к дикарке, замахиваясь дротиками…Но та опередила их. С непонятным криком она всадила клинок сама себе между почти не отросших грудей, под косточку. Пустив вишневую струйку с губ, вражеская девушка опрокинулась на спину, вздрогнула и затихла. Джанни хотела осмотреть ее, но это сделала прибежавшая на шум и крики Аташша. Подкрашенным пальчиком ноги она брезгливо сдернула с тела погибшей ее набедренник. Низок отчаянной самоубийцы, судя по всему, еще не знал бритвы и ножниц, а чуть выше волос голубела татуировка: что-то вроде кошачьей головы.

- Исседонка! - сказала, как сплюнула, Аташша, - Вонючее кошачье отродье!

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)


Последний раз редактировалось: Kiriyama (05 Dec, 2010 7:41), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:40    Заголовок сообщения:
 
3


Потеряв храбрую Лорену, исседонки решили больше не испытывать судьбу - и, дай боги ноги, пустились к северному мысу, где под принесенным прошлогодним паводком здоровенным деревом были привязаны челны. Они почти успели - когда из леса показались преследовательницы, Акума и четверо ее юниц уже работали веслами, и течение уносило их быстрее, чем могли бы долететь тагарские дротики.
Не повезло только одной, стройняшке Милке, чье умение заплетать косы в мирное время было предметом зависти всех юниц клана. Ее челн напоролся на корягу и дал течь. Если б тагарки это поняли - они, пожалуй, могли бы попытаться взять девушку в безоружной схватке - но они решили, что и эта, последняя, сейчас пустится в плаванье. И, недолго думая, Аташша метнула дротик, целясь в коленную чашечку юной исседонки.
Поистине, исход этой последней стычки решали одни лишь роковые случайности и ошибки! Завидя летящий дротик, Милка пригнулась - и медный наконечник ударил ее как раз посередине буйно разросшегося куста растительности между стройных бронзово-загорелых ног.
- А-ааааа!!!
Милка опрокинулась, оглушительно визжа от боли. Она мелко и беспорядочно дергалась всем телом, а ноги, которыми девушка заслуженно гордилась и даже хвасталась перед подружками, теперь месили речной песок и сухие ракушки.
- Как твое имя? - спросила Аташша, склонившись над раненой. Она сразу поняла, что до тагарского лагеря эту несчастную не донести - околеет, и пыталась хоть что-то выяснить на месте.
- А-аааааа!!!
- Прекрати орать! Скажешь правду - получишь легкую смерть. Не скажешь - будешь тут изнывать до вечера. Как тебя зовут?
- А-а! Рыс-сь! А-аа!
- Ясно. Где ваши основные силы?
- Да-а! В м**де-еаааа!!!!! Убейте меня-я, б*я-ааааадиииии!!!
- Говори правду. Тогда прикончим. Где твои «кошки»???
Вместо ответа Милка утробно зарычала и ударила обеими ногами оземь с такой силой, что Аташша почувствовала содрогание почвы.
- Вот ведь засранка. Отвечай, где остальные исседонки - и отмучаешься!
- Ты! - Умрешь! - На этом же! - Острове! - вдруг отчаянно прокричала раненая, и закрыла глаза.
- Покрути-ка дротик у этой сучонки в потрохах! - смеясь, подала совет Ритта. - Небось, сразу заговорит!
Аташша последовала было совету старшей товарки, провернула наконечник в утробе, наматывая на него внутренности... Но исседонка уже никак не отреагировала.
- Дохлая. - после нескольких попыток разговорить ее, резюмировала Аташша, и, склонив повинную голову, пошла назад в лагерь.

- Казнить? - переспросила Видарра. - Тебя? За что же?
- Я не выполнила твой приказ, о княгиня! И эта исседонка, умирая, напророчила, что я умру здесь, на этом острове…
- Что-о? Она так сказала? Правда, и вы все слышали?
- Да! - подтвердила Антионна.
- Тогда казнить тебя тем более не за что, Аташша. Мы же узнали все, что нам требовалось! Исседонки, видимо, предлагают нам сразиться прямо здесь, на этом острове, и их основные силы будут здесь, думаю, не далее как завтра. Но если и не так - мы, на всякий случай, подождем их пять дней. После чего, если они так и не появятся, оставим здесь с ладьями Аташшу и Ритту, а все остальные двинемся уже берегом.
- Оставить ладьи? - непонимающе переспросила Антионна. - А есть что будем?
- Ох, ты… Будем охотиться. Что мы, не Волчицы? Но я, на самом деле, просто уверена, что исседонки будут здесь уже завтра!

* * *


- Лорена и Милка геройски пали от рук тагарских волчиц, о Мать Клана! - тем же вечером рапортовала Акума, стоя у костра перед Энумой-хатунью. - Мы же отошли, чтобы известить тебя…
- То есть, двое из шести умерли сражаясь. - мягко отвечала Энума. - Это хорошо. Не все дочерям Великой Рыси уподобляться перепуганным зайчихам…
Покачивая красивой головою, хатунь Рысей обернулась к кострам, у которых грелись ее воительницы:
- Я вопрошу Небо этой ночью. Если Небесная Рысь и Небесная Утка скажут «да» - мы будем ждать тогарок здесь. Если Небесная Рысь и Небесная Утка скажут «нет» - мы сами пойдем на тогарский лагерь. Акума - ты знаешь, на ком Небеса явят свою волю.

Этой ночью Акуме было очень холодно. Она знала древний обычай, и безропотно дала привязать себя к стволу упавшей лиственницы, на порядочном удаленьи от исседонского лагеря. Теперь ее судьбу должны были решить Боги - если до рассвета птицы и звери растерзают живое тело, значит, Небеса сказали «да», и исседонское воинство будет ждать супостатов на месте. Если же она выживет - значит, Небеса сказали «нет», и ей, большегрудой двадцатитрехлетней молодухе, еще доведется вернуться на проклятый остров, чтобы лечь от тогарского копья.
- Если Небесная Рысь и Небесная Утка скажут «да» - ты станешь звездою на Небесах, а младенец, рожденный тобою минувшей осенью, станет шаманом Небес.
Так успокаивала будущую жертву Энума-хатунь, пока ее же, Акумы, младшие сестры - те самые, что вместе с нею дежурили, поджидая тагарок, на острове - вязали свою старшую к отсвечивающему гнилушками дереву.

«Холодно. Не уснуть. И страшно. Страшно! Конечно, это великая честь - стать оракулом для всего клана, но ведь я… Ведь это же я, Я!!! Такая теплая, мягкая, Живая! О Небеса, Я НЕ ХОЧУ!!!» - мысленно кричала Акума, лежа спиною на колючем гнилом стволе. Ее глаза были завязаны, и концы этой повязки тоже привязаны к дереву - чтобы жертва не могла крутить головою, отпугивая потенциальных вестников воли Небес.
А вот, кажется, и они - вестники. Акума не видела птиц, усевшихся на ее белый живот и отливающие в ночи синевою груди, не видела - но чувствовала их твердые лапы, совсем не кошачьи, и -
- А-аааййии!
От внезапной, хотя и предвиденной, боли в правой груди молодая исседонка гаркнула так, что кляп выпал изо рта. Птицу это не смутило - она деловито клюнула девушку под подбородком.
- Ай-х! Ай-х! Ай-х!
То ли насытившись, то ли (скорее) решив не связываться больше с такой дрыгучей поживой, большущая ворона взлетела на ветку ближайшей сосны. Ее товарки, впрочем, не проявили такой разборчивости - и некоторое время Акума исходила криком, чувствуя, как ночные стервятницы расклевывают ее большие мягкие бурые соски. Птицам, наверное, было вкусно - ведь их жертва всего одиннадцать дней назад, отправляясь в поход, перестала кормить грудью своего первенца, полугодовалого малютку Гевера. Потом одна из ворон вырвала из пупка женщины золотое колечко, видимо, подавилась, срыгнула прямо где клевала, и обиженно покинула трапезу. Оставшиеся две продолжили свое черное дело, но, когда одна из них рванула клювом вибрирующую от крика губу Акумы, та замолчала, а когда вторая, занявшаяся женским низом, достала до напрягшегося в агонии клитора - болевой шок просто наводнил несчастную, и она потеряла сознание.

- Я на Небесах? Я стала звездой? Где ты, Небесная Рысь? Мне все еще больно так…
- Акума! Потерпи, Акума! Вестники Небесной Утки оставили тебе жизнь! Потерпи, ну пожалуйста!
Так и не состоявшаяся жертва не слышала уговоров младших сестер и подруг, густо смазывавших ее кричащее от боли тело барсучьим жиром. Ее сознание было где-то далеко-далеко, может быть, в той волшебной Стране Белых Вод, где небо сходится с землею, и где Небесная Рысь родила когда-то первую девочку Ратху и первого мальчика Рудру - основателей народа исседонов, некогда покоривших огонь, воду и железо в степях Священной Арки…

- Предложенная нами жертва растерзана, но жива. - подытожила незадолго до полудня Энума-хатунь, обращаясь к чинно стоящим у шатров Старшим Сестрам. - Я, Мать Клана Рысей, нахожу, что Небесная Рысь и Небесная Утка сказали «нет». Мы не должны ждать тогарок на месте!
- Вперед! Пойдем, порвем их! - радостно закричали восемнадцатилетние Ирика и Таана - самые молодые из Старших Сестер клана.
- Что торопитесь, рыжие? - не преминула укорить их старшая, встречающая уже двадцать девятую весну своей жизни, белобрысая Орна. На самом деле, ею двигала скорее ревность к самой Энуме-хатунь, - если б не четыре дня разницы в возрасте, тогда сама Орна была б Матерью Рысей, и хрена с два позволила бы бросить клан в такую авантюру!
И, все же почтительно обращаясь к хатуни, Орна продолжила:
- Небеса оставили нам тело Акумы, но где ее душа? Разве вы не слышали, что она шепчет? Ее сознание уже в Небесах - так можем ли мы говорить, что Небесная Рысь и Небесная Утка оставили ее среди живых?
- Ты, Орна, можешь говорить что тебе угодно. И ты также можешь не говорить чего тебе угодно. - улыбаясь, ответила Энума. Она видела, что большинство - молодые - сейчас на ее стороне, а вечную перечницу Орну почему бы не оставить за бортом? Так будет даже лучше - без пререканий в бою! И Энума-хатунь продолжила свою мысль:
- Поэтому ты и твои младшие сестры останетесь здесь. Вы будете охранять лагерь. Я оставляю вам на попечение новую шаманку Акуму и ее младших сестер. Если мы не вернемся через дважды семь дней - отправляйся домой, представь шаманку хакану и всем хатуням и скажи, что я легла в бою. Не перепутаешь?
- Не перепутаю!!! - предвкушая торжество, воскликнула Орна.
- СО-БИ-РА-ЕМ-СЯ!!! - прокричала Энума такой долгожданный приказ.

4

- Ты одна? А все девчонки где?
Ритта приоткрыла полог палатки Аэллы и ее "гагар". В дальнем углу молодая женщина обтирала золотисто-розовую кожу длинным куском полотна.
- Я их на реку отправила. Купаться, а заодно бредень потаскать. Рыбы здесь просто прорва!
Ритта шагнула в прохладную тень, пахнущую кислым молоком и сушеными травами. Откинув полотнище, Аэлла шагнула к ней навстречу, пожала руки, обняла подругу. Выпирающая, высокая аэллина грудь коснулась мягкой, чисто материнской груди Ритты. Брюнетка улыбнулась:
- Так вода ж еще ледяная!
- А на то мы и "гагары", чтобы в холодную воду нырять! Здоровее будут! Я вот тоже охолонулась…Зато вечером уха будет - пальчики оближешь!
В отличие от обнаженной подруги, Ритта была одета в короткую, до середины бедер, черную льняную рубаху с расшитым воротом, подхваченную на талии ремешком с подвесками. Ее тонкие пальцы теребили одну из них, с оловянным черепом. Лицо тагарской воительницы вовсе не искрилось той живительной радостью, которую источал весь облик Аэллы. аклонив голову, Ритта задумчиво сказала:
- Дожить бы еще до этой ушицы…
Аэлла удивленно подняла брови:
- С чего это ты, подруга? Вокруг тишь да гладь…
Ритта положила ладонь на ее плечо, все еще в мурашках от купания:
- Я тут задремала…И привиделось мне, что мы деремся с теми дикарками, исседонками-кошкопоклонницами… Их много, все орут… И наши падают, и те валятся… Жестокий бой, равный… Тут я просыпаюсь и очень-очень четко понимаю, что это произойдет под тем же солнцем, которое озаряло бой в сновидении, что оно не успеет зайти…
Теперь и аэллино лицо вытянулось, сбросило улыбку, стало строгим:
- Таким знамениям свойственно сбываться, подруга…А мы тут купальню устроили…Приготовлюсь-ка я, а потом и девчонок свистну!
С чисто женской торопливостью Аэлла стала рыться в сундучках и вынимать оттуда украшения и ароматные снадобья. Через несколько минут она вертелась с зеркалом из полированной бронзы в руках, оценивая, насколько гармонируют золотые сережки с черными агатами и маленькое ожерелье из того же камня… Ритта усмехнулась:
- Ты словно на свидание собралась, милая!
- А на бой и надо идти как на лучшее в жизни свидание! Или с победой, или с Богами! - с прежней живостью парировала сероглазая красавица. Отточенными движениями она подкрасила себе уголки глаз и губы. Потом, достав карминовую помадку, Аэлла нарисовала себе вокруг пупка лунный круг…
- Да что ж ты делаешь, милая!? - воскликнула Ритта, - Снова рисуешься! В прямом и в переносном! Лучше бы поясом узел жизни защитила, а не делала из него мишень!
Аэлла мягко улыбнулась:
- Сколько раз тебе объяснять! Это же не мишень, а оберег! Как любая нормальная женщина, я пуще всего боюсь удара в живот. Но посмотри же! - Аэлла грациозно провернулась на мысках, - Пока ни царапинки! А пояс я спущу на бедра. Слыхала я, что у исседонок, гадючек, нижний удар поставлен…
Шумно вздохнув, русоволосая женщина подошла к Ритте лицом к лицу. Ногой она проворно обвила голень подруги, затем положила левую руку ей на ягодицы, а правую завела под нижний край одежды. Когда средний палец Аэллы нырнул в маленький, но глубокий пуп Ритты, она томно охнула и приоткрыла рот…тут же замкнутый поцелуем. Рука Аэллы спустилась вниз по одервеневшему смуглому животу брюнетки, дойдя до аккуратного клинышка кудрей. Тело Ритты мелко подрагивало, жадно разинутый рот ловил и ловил глубокие поцелуи…Но через несколько мгновений, казавшихся вечностью, она все же нашла руку любимой и ласково отвела ее от паха…
- Хвааатит…- прошептала она, - перед боем не надо раскисать…Лучше после…
Неохотно отпрянув, Аэлла улыбнулась:
- Ты как всегда права, о мудрейшая! Сначала насытим оружие исседонской плотью, а потом потешим свою, и всласть! Кстати, для начала на пиру было бы побороться неплохо, при всех наших девчонках!
Теперь улыбка осветила и тонкое риттино лицо:
- Замётано, милая! Давненько я тебя по травке-муравке не валяла, ножки твои сладкие узлом не завязывала! Ладно, я пойду - тоже ведь изготовиться надо!
Уже у выхода из шатра Ритта обернулась:
- Слушай, милая, я ведь совсем забыла! У тебя в команде девчонка есть одна, Дануттой кличут…
- Ну да, есть такая. А в чем дело?
- Да Каринка, моя племяшка, крепко с ней задружилась. Очень хотят сражаться вместе - ты бы отпустила Данутту к нам, а?
- Тогда и ты должна мне одну девчонку из своих!
- Бери Мартинну. Ей уже под тридцать, а мужчину так и не познала. Зато дерется, как демон, хотя и нагишом!
- Это такая долговязая, с белыми волосами скобочкой?
- Она самая.
- Хорошо, подруга! По рукам! Беру твою Марти вместо Данутки!
- Спасибо, милая!
Ритта послала Аэлле игривый воздушный поцелуйчик и быстрым, пружинистым шагом пошла вдоль причаленных челнов к шатру, навершие которого было украшено розовыми перьями пеликана.

* * *


Девочки стояли у сверкающей солнечными бликами воды. Каринна одела на лобастую голову Данутты наскоро сплетенный венок из первых одуванчиков. Звучно чмокнув девушку в обе щеки, Каринна с напускной торжественностью произнесла:
- Теперь мы не просто подружанки! Мы - Боевые Подруги! Мы будем вместе сражаться за живот с исседонками! Ты, я и моя тетя Ритта!
Данутта смахнула с лица прядь темно-каштановых волос:
- А она у тебя опоясанная?
- Еще бы! И поперечно: замужем, дети есть. Только маленькие еще, старшей двенадцати не стукнуло. И давай сразу договоримся - от Ритты ни на шаг! Я буду спереди и чуть сбоку сражаться, чтобы какая-нибудь мелкая исседонка ее в упор не саданула. А ты тоже сбоку, только другого, и немного сзади…
- Я - сзади? За Ритиной спиной прятаться?! Ни за что!!! - широкие щеки Данутты полыхнули румянцем. Каринна положила ей руку на плечо:
- Ну ты и огонечек у меня! Сразу вспыхнула…Не прятаться, а смотреть, чтобы какая-нибудь вонючая дикарка сзади к Ритте не подскочила! Они же, сволочи, дерутся подло: так и норовят или под лопатку садануть, или в самую почку…
Данутта понимающе шмыгнула носом:
- Ясно! Мне лучше нож или дротики взять?
- Давай так: я с дротиками, ты с кинжалом, а тетя Ритта - со щитом и мечом. Все виды оружия в деле будут!
- А твоя тетя мечом хорошо управляется?
- Обижаешь! Ты бы видела, Данутка, как она амазонок валила! Особенно здорово у нее с Хеленой получилось, на ристалище. Дрались они в наготе и только насмерть, условия такие были. Хелена - здоровая такая, крепкая…Думала она мою тетушку загонять, да не тут-то было! Ритточка ее классно обхитрила, вот! Здоровячку заставила щит задрать, как дурочку - и меча ей в живот, прямо в пуп всадила Хеленке!
- И что? Одним ударом, что ли?
- Ох, глупенькая ты у меня, хотя и сильная девочка, Данутка! В пуп - это же всегда наповал! Там узел страшный и кишки совсем рядом! Эта Хелена сразу заревела как ошпаренная, оружие выбросила и стала бегать, согнувшись, туда-сюда…Вот потеха-то была! Только недолго амазонка носилась - быстренько на корточки села и сопли пустила.
"Ой, - стонала, - больно мне! Признаю, мол, поражение!"
- И твоя тетя ее добила?
- Неа…Хеленка гордая была, не дала груди. Простонала, что подыхать будет от боевого удара, а не от поблажки. Долго она отходила - говорю же, здоровая была, как лосиха. Лежала на боку, извивалась да ногами семенила. И рот разевала, так прикольно у нее язык торчал!
- А твоя тетя, наверно, поясом пуп защищает?
- А вот и не угадала! Ритта у меня смелая, отважнее многих! У настоящей женщины, - она так говорит, - в бою должны быть открыты сердце, пупок и нижний цветок! А пояс она носит вот тут, на самом низу животика… Где тоже очень больно бывает, если попадут…
Живое личико Каринны стало немного грустным, но Данутта обняла ее и прижала к себе:
- Все-таки здорово, что ты меня у Аэллы отпросила! С тобой драться вместе мне очень хотелось, поверь! Только еще скажи, как с этими исседонками совладать, ты же у нас умничка, всякие такие приемчики знаешь?
От похвалы Каринна блаженно улыбнулась. Поцеловав подружку кончиками губ, она важно ответила:
- Ну, если молоденькие девчонки будут… Типа нас с тобой… Ты их сразу ножом коли, только быстро.
- И куда целить?
- В брюхо. Самый верняк! Бей, пока в кишки не попадешь…
- А как понять, что попала?
- Ха! Как только исседонка в кишки поймает, сразу рот раскроет и в низ уйдет, потому что ноги откажут…
- А если зрелая против меня окажется… Как с такой?
Каринна задрала свой миниатюрный носик:
- А с такими меня тетечка научила справляться! Она это называет так: "пинок под письку - клинок под сиську!" Сначала встречаешь исседонку ногой в промежность, а потом, когда она зажмется - с размаха поражаешь под левый сосок, прямо в сердце!
- Ух ты! Здорово! А ты мне покажешь, как это лучше…
- Конечно! Только пошли во-он туда, там травка мягкая…
И две девочки, совсем тоненькая и покрепче, положив друг дружке руки на талию, направились к ярко-зеленой лужайке…

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:44    Заголовок сообщения:
 
5

Немного повозившись на лужайке, Каринна с Дануттой совершенно справедливо решили, что после отработки боевых приемов было бы самое время поласкаться, и направились подальше от лагеря. Каринна повела новообращенную Боевую Подругу на тот самый мысок, где некогда - а что значит некогда, три дня назад - горел исседонский сигнальный костер.
- Черти! Ты смотри, Каринка!
- Они! Вот гадюки… Надо бежать, предупредить!

Исседонки переправлялись на остров не спеша, большинство вброд, нащупывая древками копий подводные камни. Это им было не сложно - ведь «остров» на самом деле представлял собою песчаную косу, соединенную с западным берегом, и лишь в такое вот половодье превращавшуюся в настоящий остров. Но некоторые ждать не хотели - бросались вплавь, зайдя немного «вперед» - то есть южнее - основных сил, чтобы течение вынесло их к месту общего сбора.
Так поступили и две неразлучные подруги - Ирика с Тааной - настрого велев своим младшим сестрам идти только по камням, и после переправы во что б то ни стало дожидаться их - старших.
- Как умирать не хочется, Иришка-а! - проговорила Таана, едва девушки немного отдалились от своих.
- Мне тоже не хочется. Таанка, а - я ведь с мужчиной ни разу не лежала!
- Ну и что с мужчин? Меня тебе недостаточно?
- Да нет, ты что? Я тебя люблю-у! Только… Только детей мне хочется!
- О-хх, Иришка-а! Больное место ты задела! Мне, думаешь, детей не хочется???
- Вот, вот… Нам бы, молодым, жить, размножаться, детей рожать… Ан нет, умирать придется…
- А может, еще и не умрем? Энума-хатунь мудрая, должна же придумать что-нибудь, чтобы наши победили этих волчиц! Люди над волками всегда верх берут!
- Победим, это точно! Таанка, а давай, дай мне слово - что без меня не умрешь?!
- Ага! А ты, Иришка - ты мне такое же слово, дашь?
- Даю! Ну, что-то мы далеко забрели, давай, уже - поплыли!

Выбравшись на берег среди завала бревен и камней, две девушки почувствовали естественный в это время года озноб, и, переглянувшись, решили еще немного отдалить свое возвращение в стан родного племени. Таана молча положила руку Ирики себе на спину, та охотно ответила и, привычными движениями растирая подруге хребет, в свою очередь, положила руку Тааны себе на грудь. Несильно приминая маленькие остроносые сосцы, Таана растирала грудь милой подруги круговыми движениями «посолонь», как учили старшие. Обеим так понравилось это времяпровождение - особенно после того, как Таана, улыбаясь, легким движением левой руки взлохматила Ирике низ под опояской, а Ирика в ответ проникла озорными пальчиками между ног любимой - что о войне и прочих глупостях девушки как-то враз позабыли.

Но пришлось вспомнить. Вверху, на камнях утеса, возникло какое-то движение, миг спустя материализовавшееся в обличье двух девочек-малолеток.
- Эй! Вы чьи? - первой воскликнула Данутта.
В следующее мгновенье она уже пожалела о своем вопросе - замшевая опояска исседонок выдавала их происхождение лучше всяких слов, а вот свой шанс разойтись без крови безоружные тагарские юницы утратили совсем бесповоротно.
- Это ж кошки-и! - завизжала Каринна, и, решительно сжав маленькие кулачки, бросилась в бой. - Сейчас я й-йи-их-х!
- Каринка! - в голосе Данутты впервые за все годы их жизни и дружбы явилась опаска. - Берегись, у них мечи!
Но ее опасения оказались напрасны - времени вытаскивать меч у Тааны не было. Слегка пригнувшись, юная исседонка схватила обеими руками летевшую прямо ей в лицо пятку еще более юной противницы, и рванула что было сил - вверх и на себя.
- Йий-я-ааааа!
Боевой клич Каринны перешел в отчаянный вопль боли. Девочка упала на спину, чуть было не потеряв сознание - стукнулась-таки головой - и, захватив обеими руками голень враз переставшей слушаться ноги, тщетно пыталась сама вправить вывих. Она, впрочем, отчетливо сознавала - неожиданно оказавшиеся такими грозными врагини наверняка не дадут ей живой подняться на ноги.
- По эту сторону, - Ирика, грозя мечом распростертой между деревьями тагарке, но обращаясь к ее спутнице, махнула рукой на полночь, - есть еще ваши?
- Нету… Но и я вам живой не дамся, кошки драные! И не думайте! - с отчаяньем обреченной выкрикнула Данутта. Ей хотелось верить, ну или хотя бы надеяться, что ее крик услышат соратницы в таком вдруг ставшем родным и милым - и недосягаемым - лагере.
- И не надо! - неожиданно для всех рассмеялась Ирика. - Таанка, не доставай меча - не хватало еще с детьми воевать! Вот что, ты, мелкая: бери свою подруженцию под мышку - и живо обе прочь с наших глаз!
- Да, и передайте вашим мамашкам - пускай выпорют вас хорошенечко, чтобы впредь во взрослые игры играть было неповадно! - в тон ей посмеялась Таана. - Поняли, вы, лунные, блин, сопливки?
Каринна не могла поверить своим ушам - неужели враги решили оставить им жизнь? Сама она уж точно такой глупости бы не совершила, ни за что! Ой, да нет, нет, это не глупость - хуже! Хуже, точно, это их - исседонок проклятых - новая военная хитрость - они таким образом хотят оскорбить и унизить честь и достоинство воинства Высокого Тагара!
- Я не ребенок! Убивайте, кошки сра-аааа!
- Вот. - Ирика отпустила больную ногу Каринны. - Прежде, чем называться взрослой - научись не плакать, как подобает большим девочкам. Все, пошли, Таанка - нас уже, наверное, потеряли!

- И порвали двух мелких тогарочек, говорите? - Энума-хатунь улыбнулась, в первый раз после появления запоздавших.
- Таки да, порвали! - гордо ответствовала Таана.
- И где ж они, порванные? Надо было принести, суп бы из них сварили - на весь клан хватило бы!
- Так… ЛюдЯм людей есть Небесная Рысь не велит! - после небольшого замешательства ответила Ирика.
- Да я шуткую! - расхохоталась хатунь. - А вы, небось, тогарок этих даже не до смерти прибили?
- О мудрейшая Мать! - Таана поразилась догадливости главы клана. - Но они были без оружия…
- Это меня еще родители - будь им Небо пухом - учили щадить маленьких! - взяла на себя ответственность Ирика.
- Сами вы еще маленькие, вот! О Небесная Рысь, и с этой малышней я должна победить тогарских волчиц! - притворно возвела очи горе Энума-хатунь. - Когда за большей частью моего клана еще жопы подтирать надо! - и она вновь рассмеялась, уже позабыв былой гнев. - Ладно: мои сладкие, ставлю вас в четвертую ночную стражу!

- Каринна! Что с тобой???
Ритта, хватившись племянницы, вышла из лагеря на поиски - и почти сразу наткнулась на девочек, в полном изнеможении приземлившихся совсем недалеко на берегу. Конечно, Каринна пыталась идти сама, точнее, перебирать оставшейся в ее повиновении ногою в такт ходьбе Данутты, но все же больше просто висела у подруги на плечах. Не дивно, что Данутта почти упала от утомления на первый же удобный камень!
- Там эти, кошки! Исседонки! Они высадились на той стороне острова! Мы на них бросились, а они - гадюки, гадюки! Ногу мне сломали-ии!
Каринна даже немного соплю пустила - от жалости к самой себе.
- Так, Каринночка. Нога у тебя, похоже, не сломана - только вывих. Конечно, это тоже больно, я понимаю! Сейчас цепляйся за меня - пойдем к Ютте, надеюсь, завтра ты уже будешь в состоянии сражаться.

- Так я и знала. Тем лучше. - вслух всего тагарского воинства объявила Видарра, выслушав Каринну и Данутту. - Антионна! Давай всех твоих на ночную стражу! Завтра НАШ ДЕНЬ, девочки!

6

Беспокойная ночь, однако, не принесла изменений. Всё же это было не сегодняшнее солнце, - думала Ритта, в предрассветном тумане обходя своих недреманных соратниц.
- Плывуууууут! Вон таааааам!!!
Петляя, словно заяц, по песку, с дальней части острова неслась Петта, светловолосая двадцатилетка. Она несла стражу у берега и услыхала плеск. Вглядевшись в плывущую над водой дымку, девушка рассмотрела контуры нескольких челнов и сразу понеслась в лагерь за подмогой. Поскольку Петта толком не поняла, кто, куда и в каком количестве плывет, то Видарра, ни с кем не советуясь, интуитивно приняла решение: бросить на тот участок берега, где дозорная видела челны, сразу три команды: аэллиных "гагар", дюжину "лебедиц" с одноименной ладьи под началом рослой, статной блондинки Джанны, и "бакланов", чья предводительница, 27-летняя Харесса, сама была под стать этой птице: с длинной тонкой шеей и вытянутым носом на узком, скупом на эмоции, лице.

Тридцать шесть тагарок, сбрасывая с себя сон, сначала растянулись было вдоль берега в линию с интервалом в полста локтей…Но тут же раздался крик - "Смотрите! Они уже тут!!!" Из плотного тумана с угрожающей быстротой вынырнули носы узких смолёных челнов. Ритмично разгоняемые ударами весел, они устремились к небольшой заводи с песчаным бережком, почти не заваленным топляками. Побежали туда и тагарки, размахивая копьями, мечами и дротиками…И стали падать, падать с криками боли и отчаяния! Свободные от весел исседонки взялись за луки. Одной из тагарок, совсем еще молоденькой, стрела пробила горло, и каштановые кудри девушки распластались на сыром песке. Другая, с пронзенной левой грудью, повалилась, словно подрубленная, навзничь… "В брюхо цельте!" - хрипло крикнули со среднего челна. Новый залп - и слитный болевой вопль издали сразу четверо тагарок. Две получили стрелы в солнечное сплетение и начали корчиться в песке с разинутыми ртами, еще двоим исседонки попали в нижние области живота. Раненые сначала беспорядочно забегали, согнувшись вперед, а потом, словно сговорившись, одновременно встали на колени и пытались вытащить руками глубоко впившиеся в утробы наконечники.

Но навстречу сеющим боль и смерть челнам полетели тагарские дротики. И стоявшая на носу одного из них женщина с распущенными до пояса золотисто-рыжими волосами вдруг резко вскинула руку к лицу: наконечник попал ей точно в глаз. Исседонка рухнула с борта в воду, подняв султан брызг… "Адара! Наша Адара!!!" - заголосили с челнов. Рухнувшей в воду стали протягивать весла и руки, но поток уже уносил бездыханное тело вниз по течению. Еще две исседонские воительницы разделили ее судьбу, но остались испускать дух на просмоленных днищах своих, как оказалось, последних пристанищ. Три челна уже сбавляли скорость, входя в заводь. Несколько исседонок спрыгнули с них - оказавшись в воде кто по горло, а кто уже только по пояс, они ринулись вперед, поднимая фонтаны брызг. Им навстречу, дико визжа, ринулись несколько голых молодых тагарок и две - с ремнями через плечо. В воде закипели дикие стычки: с грязной руганью, воплями, ударами щитов в лицо и коленями - в промежность. Юной красавице Петте - той, что подняла соратниц в копье - удалось дротиком, брошенным издали, поразить верх живота мускулистой угрюмой исседонки, а ее, судя по внешности, сестру-двойняшку - заколоть ножом в грудь с показным добиванием в открытый пупок. Тут же и самой Петте достался секущий удар поперек груди: с отчаянным стоном девушка прижала к себе руки крест-накрест и, шатаясь, побрела обратно к урезу воды…Но не дошла. Закатив глаза, девушка упала на мелководье, и к мутновато-бирюзовому потоку примешалась алая струя…

Широкоплечая тагарка с ремнем наискось, круглолицая и по-мужски стриженная, коротким движением вогнала меч в печень спрыгнувшей с челна исседонки, не успевшей принять боевую стойку. Ее подруга - успела, но это не помогло: отразив ее совсем короткий клинок, замужняя "гагара" поддела ее своим острием подмышку и отправила в воду ударом щита в лоб. Сунув меч в ножны, тагарка сноровисто закинула ногу на борт…открыв жилистый пах исседонскому кинжалу. С воем она опрокинулась в воду - над рекой дернулись теперь уже две босые ноги, потом показался крепкий зад, но тут же тело отчаянной женщины скрылось из глаз. Второй женщине-опоясанке удалось залезть в другой исседонский челн. Сначала оттуда раздался звонкий, отчаянный крик: чернокосая тагарка заколола в грудь кормщицу. Но оказалась в одиночку против троих, сразу же сменивших весла на мечи. Одной из них тагарка рассекла бедро, второй нанесла резкий укол под дыхло, а третьей, увлекшись яростной атакой, сама подставила не прикрытый ремнем загорелый низ живота. Сначала с борта повалились в воду кишки тагарки: противница вспорола ее от подвздошья до подреберья. Вслед за внутренностями исседонка выбросила через борт и побежденную, сразу пошедшую на дно. На мелководье было видно, как она пускает пузыри и в последних конвульсиях скребет гальку накрашенными перед боем пальцами.

Дикая круговерть ярости и отчаяния, боли и восторга перемещалась с воды на сушу. Сражались и те, кто потерял свое оружие. На краю воды и песка 19-летняя тагарка Папилла, красавица из красавиц, оседлала распластанную на спине противницу. Вцепившись в ее спутанные темно-русые волосы, Папилла что было силы вколачивала ее голову в песок, отбивая мозг. Пробегавшая мимо другая исседонка тут же воткнула меч под левую папиллину лопатку и девушка, слабо охнув, бездыханной обмякла на своей жертве. На другом краю пляжа, у поваленного тополя, две исседонки методично приканчивали ногами плотно сложенную тагарку. Она съежилась комочком и закрывала голову руками, но ступни жестоких соперниц пробивали ее защиту, поражая то в живот, то в спину. На отчаянные вопли избиваемой прибежала старшая с "Баклана", остроносая стремительная Харесса. Пользуясь безоружием исседонок, она всадила одной из них меч под левый сосок, а вторую парализовала пинком в промежность и, не освобождая меча из тела упавшей противницы, выхватила из-за щита стилет и хлестко, по самую рукоять, всадила между руками исседонки. Пораженная в солнечное сплетение, та с хрипом разинула рот и нырнула лицом в песок.

Прямо на нее, крест-накрест, рухнула и Харесса. Исседонский меч, направленный сильной рукой, впился ей в правый бок повыше прочного ремня и изнутри прорвал печень. Сведя глаза на узкой переносице, старшая из "бакланов" пустила с узких губ струйку крови и свалилась на исседонку боком, подбирая тонкие ноги. Сразившая ее девушка, длинноногая мускулистая шатенка, успела вырвать из ее обмякшего тела меч и встретить набегавшую с истошным визгом сродную сестру убитой, растрепанную брюнетку Меланиппу. Та не успела затормозить и сама напоролась низом живота на резко подставленное острие. Меланиппа закричала во все горло и, зажав пораженное место руками, мелко-мелко запрыгала на месте, потом согнулась, отскочила в сторону, провернулась веретеном и упала на бок. Тут же, с ритмичными стонами, тагарка стала бить по песку длинными босыми ступнями.

С самой середины бережка, где шла схватка, раздался хоровой вопль, в котором смешались победный экстаз и отчаяние. Две исседонки подняли на коротких массивных пиках предводительницу "лебедиц", статную блондинку Джанну. Собственное копье она только что оставила в груди соперницы и с запасным стилетом не имела шансов отбиться. В воздухе женщина корчилась недолго - с восторженными криком исседонки швырнули ее, словно тряпичную куклу, в песок. Джанна стала мелко дергаться всеми членами в нелепой позе - обхватив ногами древко, торчащее из паха и руками - вошедшее в живот выше талии. Ее гибель воодушевила исседонок, набросившихся на уцелевших тагарок с новым остервенением. Их не остановила гибель юной большеглазой шатенки с луком, пытавшейся пускать последние стрелы уже на берегу и поплатившейся за это позорящим ударом дротика в рот. Не охладила исседонок и участь яростных победителей Джанны: легкое копье Аэллы оказалось проворнее их массивного оружия, и обе стали с надсадным мяуканьем кататься по берегу, зажимая пробитые в схватке животы. Всё равно силы тагарок таяли быстрее. Почти не осталось невредимых голых юничек, а косо опоясанные незамужние женщины легли все до единой. Две из них - в самом начале боя, в храброй, но безрассудной контратаке на исседонские челны. Третья, смуглогрудая и быстрая Рутта, подставила спину под стрелу и тотчас же была добита мечами в горло и желудок. Ее преданная подруга, рослая Леанна, была в одиночку загнана в лес несколькими исседонками. Потерявшая рассеченный в схватке ремень, раненая уколом в бедро, она затравленно озиралась…Затем ее округлое лицо стало твердым. Женщина проворно подскочила к молодой осине, обвила ее ногами и левой рукой. Правой же она приставила собственный нож рукояткой к горько пахнущей коре, острием - себе в пупок. Прикрыв глаза, Леанна скороговоркой прошептала молитву…и резко вжавшись в дерево, пронзила уязвимый узел плоти. Острый болевой шок лишил ее сознания почти сразу…Уже бесчувственной, тагарка опрокинулась назад, но ее лодыжки продолжали обнимать ствол.

Аэлла не видела ее гордого и страшного конца. Но она замечала, как тают силы тагарок, ценою новых и новых жизней удерживающих все меньший и меньший клочок берега… На ней, правда, так и не появилось и царапины: возможно, алое кольцо вокруг пупка оберегало ее тело, уже сверкающее от пота…Встряхнув шапочкой золотисто-русых волос, она дунула в висевший на шее костяной свисток. Протяжная трель собрала вокруг нее оставшихся на ногах тагарок. Аэлла издала тройной сигнал - и все они, ощетинившись остриями, плотной группой отступили на тропу, ведущую от побережья к укрепленному лагерю. Раненых, которые могли хоть как-то двигаться, поддерживали подмышки и за талию.

Которые не могли - остались на берегу.

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
француз
Синий пояс
Синий пояс
 


Зарегистрирован: Jun 17, 2009
Сообщения: 263

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:49    Заголовок сообщения:
 
Здорово!

Я так понял, что это ещё не конец.
Здесь хорошие диалоги. Читаешь, всё равно, как кино смотришь.
Даже горы, где дожди не идут, не удивляют. Это другой мир, там всё по- другому.

Прошлый рассказ, несмотря на красивый стиль больше напоминал список пострадавших. А здесь - здорово!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:50    Заголовок сообщения:
 
7


Пока Энума-хатунь, услыхавшая шум боя, не подходящими для молитвы словами разбудила забывшихся было тревожным сном девушек исседонского авангарда, пока Ирика, Таана и их младшие сестры разобрали проход в окружавшей их лагерь стене из костров, да пока их маленькое воинство наконец вышло на соединение с главными силами - на берегу все было кончено. Хатунь застала своих «Рысей» отдыхающими после горячки первого боя. Некоторые добивали раненых тагарок, кто-то перевязывал раненых своих, остальные доставали из челнов снедь - вечером и ночью они ничего не ели, чтобы не заснуть к моменту переправы.
- Эй! - сразу проявила распорядительность Энума. - Вы что? Под титисы их прикалываете? Да кто ж вас учил такой жестокости??? Давайте только в пупок, чтоб они, бедняжки, успели выкричаться перед смертью!
- А они не кричат… - ответила совсем юная Тала, младшая сестра павшей еще в реке Адары. - Они плачут…
- Ну… - улыбнулась Энума. - Правильно делают, что плачут! Кто ж еще их оплакивать будет, мы, что ли? Нет уж, пускай сами, сучары, себя оплакивают! Еще раз повторяю - прикалывать только в пуп!

Но прикалывать уже осталось некого. Молодая пышнотелая Полея, ради смеху, проткнула животы нескольким уже испустившим дух тагаркам, пока ее старшая сестра, такая же щедро сложенная, как и она, родившая уже две пары очаровательных близняшек, Натела, не поторопила ее завтракать - к месту высадки явно ожидались основные силы тагарок, и с приемом пищи тянуть не следовало.
А вот и они, тагарки - легки на помине! Из-за деревьев послышался многоголосый гомон. Исседонки мигом подхватились, сплотились в некое подобие фаланги, ощетинившись копьями, и застыли в ожидании противниц.
Тех долго ждать не пришлось - последние шагов с полста, отделявшие их от песчаного пляжа, тагарки преодолели почти бегом. Почти у каждой из них здесь совсем недавно погибла подруга, а может и не одна - и сейчас воительницы Высокого Тагара жаждали отомстить или умереть.

Первой в еще только закипавшем бою упала двадцатидвухлетняя исседонка Ореана - дротик, пущенный на бегу лобастой, как настоящий волчонок, Дануттой угодил ей в левое подреберье. Раненая сперва согнулась, силясь вырвать из тела жгучее холодное остриё, но сразу же повалилась набок, и подтянула острые коленки к небольшим красивым грудям.
Другую исседонку, Лоэму, носившую гордое званье «старшей сестры», тут же поразила мечом в пах ее тагарская ровесница. Лоэма громко закричала, и попыталась ответить своей убийце, но та увернулась, и кончик копья Лоэмы раскровавил сквозь одетый наискось ремень плечо другой тагарке, оказавшейся чуть позади. Поверх Лоэмы свалилась ее младшая сестра Алима, заколотая под правый титис - но эта Алима, по крайней мере, умерла не за здорово живешь. Прежде, чем получить роковой удар, она сама приласкала копьем чуть повыше левого соска совсем не женственно выглядевшую тагарку Проттою.
Пока они обе, Алима и Проттоя, харкали кровью на земле, неподалеку от них тагарская мужененавистница Мартинна сошлась в бою с совсем юными исседонками Олкой, Роной и Лирой. Всех троих она, годившаяся им едва не в матери, повергла в прах без труда - и всех троих ударами в сердце - но и сама не убереглась от мщения старшей сестры своих жертв, нашей старой знакомой Ирики. Узрев рядом беспощадную истребительницу исседонской юности, надежды всего клана, Ирика вонзила меч ей в кишки, слева от пупка. К сожалению, меч застрял в мускулистом животе тагарки, и не убереглась бы Ирика от врагинь, когда б не приспела ей на помощь верная Таана. Она-то и перерубила горло тагарской юнице, что устремилась в помощь Мартинне, и тут же парировала удар другой беспоясно-молодой тагарки, по имени Гианни. Эта Гианни была, видимо, очень самоуверенной особой - уже поймав меча в бритый лобок, она, тем не менее, продолжала яростно фехтовать длинным и острым, как стилет, кинжалом. Она даже успела проткнуть насквозь правую руку Тааны, чуть ниже локтя. Чувствуя себя скованной в движениях, молодая исседонка поспешила передать свой меч безоружной Ирике, а сама поспешно отступила за спины боевых подруг. Ирику это погубило - она не успела как следует ударить мощную Антионну, лишь слегка окровавила ей грудь, а сама приняла меч тагарки в желудок по самую рукоять.
Но и Антионна, оставшись без оружия, недолго праздновала победу - Ирма, последняя оставшаяся в живых сестра Ирики, отчаянно закричав: «Ах ты, б"ская волчара!», вогнала свой короткий меч в правое бедро тагарки, и сила девичьего гнева оказалась такова, что меч пробил мощнейшую из человеческих костей и проник Антионне во внутренности. Ощутив в теле смертельный жар боли, Антионна шагнула назад, еще назад, ее подруги расступились, пропуская, но ноги отказались служить раненой, и Антионна звучно обрушилась спиною оземь.

За то время, что ты, дорогой читатель, читаешь эту историю гибели дюжины молодых воительниц - на самом деле, их успело лечь мертвыми и умирающими на этом берегу, наверное, трижды столько.
Не избежала черной гибели и Таана, верная и нежная подруга павшей Ирики - ей, безоружной, прорубила нежную грудь сама тагарская княгиня Видарра, пробивавшаяся сквозь строй исседонок к громогласно призывавшей их богов Энуме-хатунь. Видарра по-настоящему опасалась хваленого исседонского колдовства, и спешила сразить колдунью. Она успела свалить ударом повыше лобковых волос славную юничку Ирму - прежде, чем убила Таану, а после - выпустила внутренности уже знакомой нам мягкогрудой Полее. На этом везение княгини окончилось навсегда - Натела, мстя за сестренку, снесла кипящей боем тагарке правую руку от плеча. Видарра ухватилась пальцами левой за рану, отчаянно громко, нечленораздельно закричала-завыла, и опрокинулась под ноги своих врагинь-исседонок.
- Да что они, б****, заговоренные, что ли? - в отчаянье воскликнула тагарка Аэлла, ища взглядом испытанную подругу Ритту. - Бьем их, бьем - а их все меньше не становится!
На самом деле, исседонок, конечно же, постепенно становилось меньше. Их потери даже немного превосходили потери тагарок - но не настолько, чтобы так сразу исчерпать изначальный численный перевес первых (шестнадцать дюжин против двенадцати), тем более, что совсем недавно, как вы помните, здесь же прошел бой, в котором тагарки потеряли две дюжины, а исседонки лишь одну.
Падали, орошая своей кровью песок, и тагарки. Двух из них, похожих друг на дружку юничек, свалила розовотелая блондинка Таньча, обеих ударами под пупок. Пока они кричали, корчась, Таньча оприходовала ударом в печень еще одну тагарку, уже женщину, и сама не убереглась от копья в висок. Упавшая замертво, она уже не видела, что совсем рядом две первые сраженные ею юницы обнялись, превозмогая боль, и одна из них сказала:
- Тисса… Как хорошо, что мы с тобою сестры… О-о…
- Хорошо… Марисса… А-ахх… И мы умираем вместе…
- Потерпи… А-оо-ах… Скоро эта боль кончится…
- Я люблю тебя, Марисса… А-оу… Поцелуй меня…
И совсем тихо:
- Вот так…
- Ты милая… А-арраагх… Тисса, милая…
И они вместе навеки смежили свои глаза цвета луговых васильков.

Среди исседонок, которым в этот час не посчастливилось, стоит назвать и широкобедрую Янчу. По рождению она принадлежала к клану Журавля, не Рыси, но, узнав о походе, отправилась добровольцем. Эта женщина, не бывшая замужем, всю жизнь любила смотреть на смерть - на похороны соплеменниц, равно, как и на забой влажнооких телочек. Она и сама мечтала умереть, потому-то не хотела выходить замуж и рождать детей. Теперь Небесная Рысь исполнила ее сокровенное желание - копье Аэллы нашло правый сосок Янчи, и она опрокинулась, перебирая холодеющими пальцами влажные песчинки. Потом, в суматохе боя, какая-то другая тагарка наступила ногой на шею умирающей, раздавила гортань, но и сама, не удержавшись, упала, подставив поясницу сразу двум исседонским копьям.

Аэлла видела, как медленно, но неуклонно тают ряды обеих сражающихся ратей. Вот Ритта, ее любезная подруга, ударила мечом в левый пах исседонку Зету, а другой исседонке - Ксюне - сражавшаяся бок о бок с Риттою Данутта ловко сунула нож повыше талии. Ксюна зажалась и упала на колени, Данутта толкнула ее, заставив покатиться по песку, и сама получила от исседонки Навы болезненную, хотя и не очень опасную, рану в мякоть груди. Наве пришлось тут же пожалеть о своей отваге - Ритта полоснула ее мечом по шее, и немедленно налетела на Дайру, у нее на глазах повергшую троих тагарок. Эта Дайра оказалась достойной противницей - она чуть не пересекла Ритте правое запястье, во всяком случае, исседонский меч дошел до кости, но враз занемевшими пальцами Ритта свой меч все же погрузила исседонке сверху вниз в податливый при таких ударах живот.
- А-ааааааааа!!! - протяжно закричала Дайра, еще держась на ногах и следя глазами за поспешно отступающей Риттой, которую бережно поддерживала под здоровую руку Данутта.
- Дайра-а! - отозвалась Натела на смертный вопль младшей сестры. - Где тебя?
- В кишки-и-и! Умира-ааа-ааю!
- Все мы умрем! Передай привет Полее!
- А-аааа-аа!
И Дайра, наконец, качнулась назад и стукнулась затылком о чей-то уже окоченевший (видимо, с предрассветного боя) труп.

Аэлла подала сигнал к отступлению. Конечно, частокол лагеря - слабая защита от исседонских стрел, но сейчас шестое чувство говорило одной из немногих оставшихся в строю тагарских командирш, что обе стороны равно истерзали друг друга и исседонки как минимум до вечера с удовольствием оставят тагарок в покое.
Так Энума-хатунь и ее поредевшее воинство получили передышку. Перекличка, которую, не сговариваясь, провели после этого боя в обоих враждебных друг другу лагерях, показала - исседонок выжило 86, из них 13 раненых не способны держать оружие. Тагарок наслаждаться светом солнца осталось и того меньше - 51, в их числе 15 раненых. Посоветовавшись с немногими уцелевшими Старшими Сестрами, исседонская хатунь повелела:
- Отдыхаем, пока солнце не пройдет полпути к закату. Кто ночью спали - несут стражу. Кто не спали - быстро отсыпаться!

8


- Как твоя рука?
- Милостью Богов пальцы шевелятся, - Ритта подняла перебинтованную руку и показала как, - а также мастерством нашей Ютты. Она на самом деле творит чудеса.

Две женщины шли вдоль прерывистого частокола, ограждавшего тагарский стан, служивший одновременно и пристанью, и погребалищем. Обычно смугло-бронзовое, лицо Ритты было бледным - сказывалась рана. На перетягивающем талию поясе брюнетки виднелись свежие следы от вражеского оружия. Аэлла же так и не получила ни царапинки. Золотисто-розовая, соблазнительно покручивающая ягодицами при ходьбе, она продолжала излучать шарм и уверенность, словно не было дьявольского боя, предсмертных воплей соратниц и гибели сразу нескольких предводительниц команд, а главное - самой княгини Видарры, первой среди лучших…Теперь ее знак - цепь из упавшего с небес железа с лунным диском из чистого золота - сверкал на горделивой и гибкой шее Аэллы.
- Ютта рвется в битву, - ответила она подруге, - но я ее не пускаю. Из-за своего искусства она стоит полусотни исседонок, а пасть может от любой из них..
Ритта улыбнулась:
- Ты мыслишь, как настоящая Боевая Княжна! И наш общий выбор пал на тебя волею Богов!
Русоволосая красавица в ответ мягко хлопнула Ритту по спине:
- Богам мы будем молиться… За победу и после нее! Но для этого нужно рассчитывать на собственные силы, подруга!
- А так ли у нас их много, милая? - покачала потревоженной в бою стрижкой брюнетка, - Мне так все время казалось, что на одну исседонку мы теряем двоих, а то и троих наших…
- Вот именно. Казалось. Нас - больше полусотни. А сколько их, с трех челнов-то? Может, конечно, еще сколько-то сумело переплыть с берега просто так…Но вода холодна, и я не завидую этим дикаркам, подруга! Думаю, большинством из них лакомятся окуни и щуки…
Теперь Ритта положила руку на крепкое плечо Аэллы, чуть приблизив к себе ее статное и жаркое тело:
- Не слишком ли ты уверена в нашем превосходстве, а?
- Я уверена не в превосходстве. Я уверена в победе!
- А можешь сказать, почему такая уверенность?
Тут Аэлла отвлеклась на двух девушек, стоявших у частокола, опираясь на дротики: "Чего висите на древках, словно мох на лиственнице!? Не спали ночью? Тогда быстро подмениться и отдыхать! Дряблых и сонных нам тут не надо!". Затем она ответила Ритте:
- Я знаю, как мы одолеем исседонское отродье. И даже кое-о-чем распорядилась…
- У тебя есть план, милая? Может, поделишься?
- Какие от тебя секреты? Слышишь стук?
На самом деле, время от времени со стороны тагарских ладей доносились сухие, дробные звуки.
- Мы собрали на том берегу все исседонские луки и сколько-то стрел… Да, оружие непривычное… Но все легкораненые девчонки сейчас упражняются в стрельбе. Вместо мишеней - их же щиты на бортах. Посмотри, - Аэлла протянула руку за частокол, - до ближайших кустов больше ста локтей на глаз, а до леса - и того больше. Исседонки полезут на нас и окажутся на открытом пространстве… Тут-то они получат свое! В прямом и переносном! - и новоявленная Боевая Княжна заливисто рассмеялась.
Две женщина стояли у прогала в заостренных кольях и смотрели на лес, прикидывая, что после залпа стрелами можно успеть встретить атакующих дикарок еще и дротиками. Ритта протянула перевязанную руку между кольями:
- А может, успеем заделать эти проходы? По-моему, без них будет надежнее!
- Эх, Ритта, Ритта! - снова рассмеялась Аэлла, - Куда бежит мышь? В норку. Куда устремятся те исседонки, которые добегут до ограждения? Разумеется, в эти прогалы…А мы с краёв посадим на корточки наших девчонок с ножами, их будет не видно снаружи…Ну-ка, выйди и изобрази атаку извне!
Не споря с подругой-начальницей, смуглая женщина выскользнула на песчаный простор, удалилась на десяток шагов, а затем длинными, грациозными скачками побежала обратно, не видя никого в промежутке между кольями…Но когда Ритта достигла его и не без труда стала протискиваться вовнутрь, то прямо под пряжку ремня ей уткнулось острие кинжала! Брюнетка закричала от неожиданного, хотя и пустячного, укола. Аэлла же, проворно вскочила с корточек, убрала клинок и, пользуясь случаем, прижалась к подруге и жарко поцеловала ее в губы:
- Видишь? Это сработает! Те первые, самые дерзкие, что полезут в эти мышиные норки, будут орать… Но не как ты, а гораздо громче… И это будут последние вопли в их жизни, подруга! А тех, кто полезет через верх - насадим прямо на колья! Жаль, Видарра не увидит - это ее задумка!
Теперь Ритта не удержалась от ответного поцелуя:
- Великолепно! Просто замечательно. Нужно, конечно, как можно больше этих вонючек положить на подходе, чтобы они не лезли на укрепление, словно муравьи… Но если все-таки исседонок больше чем ты думаешь… И они начнут прорываться внутрь?
- Ты права, подруга. Но, как ты поняла, не одна Видарра у нас была хитра на выдумку! Мы ведь не все будем стоять у частокола…
- Это как?
- А вот так! Три команды встанут во вторую линию, ближе к шатрам. Понятно, что не плечом к плечу, народу не хватит… теперь… Но ежели какая такая особо везучая исседонка прорвется через частокол, не получит при этом хорошего удара и ринется дальше - у нее нет шансов! На нее накинутся сразу несколько наших - и готова! В общем, подруга, нам главное - как можно больше исседонок перемолоть, как жернова муку. А потом - преследовать их остатки, истребляя в погоне, как олений молодняк на охоте.
К женщинам подошла Анни - худенькая длинноволосая блондинка 16-ти лет. Ее тонкая шея была замотана полотном, через которое проступала кровь… Чуть поклонившись Ритте, она прижала ладонь к груди и склонила голову перед Аэллой:
- Мы пристрелялись, Боевая Княжна! - горделиво сообщила она, - Я попадаю чаще всех и точнее! А еще - Лавонна, Изилла и Доротта!
Аэлла похвалила девочку и отпустила ее передохнуть вместе с подругами. Подожлав, пока Анни отойдет, она спросила:
- А скажи, милая, кого ты поставишь во вторую линию?
- Всю команду "Коршуна" во главе с Аташшей. "Цапли" будут тоже. И оставшихся твоих…пеликанов…
- И меня, что ли? - в голосе женщины сквозило явное недовольство, - За ваши спины?
До этого живой и даже игривый голос Аэллы стал жестким.
- Во-первых, ты все-таки ранена. И в правую руку. А во-вторых, подруга, я тебя давно знаю. У тебя не откажет ни разум, ни сердце. Ты умеешь держать все и вся под контролем. Так что ты мне нужна именно там…
- С тобой трудно спорить, милая.
- Вот и не спорь, подруга!

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 7:54    Заголовок сообщения:
 
9


Исседонки, разумеется, были немало удивлены, когда тагарский стан встретил их залпом из их же собственных (в совсем недавнем прошлом) луков. Но приказ есть приказ - пробежав половину пути по открытому пространству, воительницы со знаками Небесной Рыси на телах разом упали наземь и, пытаясь прикрыться мертвыми и умирающими соплеменницами, дали ответный залп. Черт возьми, этот залп оказался гораздо гуще тагарского!
И, главное, немалая часть исседонских стрел несли на себе огонь - горящую промасленную паклю, и летели эти стрелы не в столпившихся за своим частоколом тагарок, а навесом - в их шатры и дальше - в сторону ладей. Таков был боевой план Энумы-хатунь - она здраво рассудила, что, оставшись без своих плавсредств, тагарки, скорее всего, сдадутся, и зачем же проливать кровь, если можно получить выкуп?
Но пока до чаемой сдачи противниц было далеко. У тагарок занялся лишь один шатер - да и тот успели сразу же погасить легкораненые Ритта и Данутта из второй линии - но вот три, нет, уже четыре воительницы у частокола катались по песку, тщетно силясь выдернуть из мякоти животов зазубренные наконечники исседонских стрел. Еще две тагарки лежали бездвижно - им попали в груди.
А вот и еще одна тагарская юница упала, из новоиспеченных лучниц, именем Лавонна. Натела-исседонка улучила ее, пока тагарка целилась, в левый глаз - и стрела Лавонны ушла куда-то мимо, а сама она упала навзничь, чуть подвинула рукою, как будто пытаясь поднять пальцы к ране, и больше не шевелилась.
Но потери несли и исседонки, куда ж без этого! Стройняшку Палику какая-то тагарская волчица «сняла» еще в самом начале, на бегу, поразив в самую «самочку» - посреди черного куста нижних волос, легко пробив набедренник из замши - и эта нерожалая молодая женщина все еще кричала кричала на одной ноте… Как ужасна была подобная смерть ей, привыкшей получать в женский низ только удовольствие от мужских вторжений!
Также, не успев достичь огневой позиции, пала красивая Астара - ей стрела юницы тагарки пробила мякоть правой груди у самого остренько топорщащегося бурого соска. Железный, исседонской выделки, наконечник скользнул по ребру и проник в легкое - и Астара, пробежав еще четыре шага, упала раною вниз и захлебнулась кровью.
Уже в «позиционной перестрелке», как выразились бы военные спецы пять тысяч лет спустя, такую же, что и у Астары, рану получила рослая Ниура - ее, приподнявшуюся, чтобы выбрать получше цель, свалила тагарка по имени Анни. Откуда мы знаем имя убийцы? Да потому, что остальные тагарки стали ее, эту Анни, громко хвалить. А Ниура, поймав сиською стрелу, в шоке подскочила на ноги, сразу получила вторую стрелу - пониже груди - и опрокинулась навзничь с воплем:
- Убили! Ой, ма-ама-а! Ме-е-ня-аа уби-иии…
Оказавшаяся рядом Энума-хатунь поспешила словесно успокоить несчастную, затем повернула ее еще дрожащее в последних издыханиях тело набок, и из-за нее, как из-за бруствера, пустила меткую стрелу. Тагарка, поймавшая эту стрелу слева от грудины, без крика сделала круглые глаза, пустила ртом теплую красную струйку и мешковато опустилась на песок.

Если бы все исседонки видели, что их стрелы достаточно часто достигают своих целей, они, наверное, продолжали бы в том же духе - благо, мало у кого из них вышло хотя бы полколчана. Но через забор оценить «эффект огневого воздействия» (опять же, в лексике пятитысячелетнего будущего) было непросто - и, когда солнце коснулось краем верхушек сосен по ту сторону речной протоки, Энума-хатунь подняла своих девочек в последнюю и решительную атаку.
Лишь одна исседонка - Кира, застреленная между ключиц - пала на ходу, но вот уже достигнув частокола, еще двое - Лиза и Гала - нарвались на дротики. Согнулась, закричав отчаянно, и смуглогрудая Кали - она сунулась-было в проход, но получила меча сбоку в пах.
Эти мгновенья стали минутой славы для исседонки по имени Коя. Она, с распущенными по широким, как у мужа, плечам золотыми кудрями, выдернула тело Кали из прогала между кольями, наскочила, как на ступеньку, поднявшуюся в рост ей навстречу из-за частокола чернокосую тагарку с подведенными синей краской глазищами сунула мечом как раз таки под глаз, перескочила ограду, и погрузила меч в правый бок оказавшейся ближе всех тагарской юнице. Полноватая и оттого не очень ловкая, эта девочка успела лишь слегка чиркнуть клинком по плечу отважной исседонки, зато весь меч Кои приняла в почку. И села задом в песок, застонав-заскулив жалобно:
- Ии-иииии-я-ах…
Однако не избежала смерти и сама героиня. Ритта, опытная в боях тагарская старшая, вовремя метнула копье - и оно вонзилось Кое в белое тело точно между двух розовых сосков. Несколько мгновений Коя, чувствуя боль и слабость, пыталась понять - конец ли это ее жизни, а потом кровь потекла изо рта на рану, и девушка опустилась - сперва на колени, потом набок.
Но этим кратким ослаблением тагарской обороны у ограды воспользовались еще две исседонки - сестры-двойняшки Ютуба и Юнуба. Они вместе перемахнули через частокол и слаженно, словно были единым организмом, отразили щитами устремившиеся к ним снизу-сбоку тагарские острия. Не отвлекаясь на защитниц укрепления, со звонкими криками "Вперед!" и "За нами!!!", девушки со всех ног побежали к шатрам, но были встречены зоркими "коршунами". Сестры не только двигались, но и реагировали как один человек - будто сговорившись, они вдвоем кинулись к старшей команды, каштановокудрой лобастой Аташше. Широкий пояс через плечо являл ее женщиной, познавшей радости любви, но свободной в выборе будущего мужа…Но этому не суждено было случиться! Аташша своим клинком отбила меч Юнубы, стала проворачиваться волчком, отражая, теперь уже щитом, явно ожидаемый удар от ее сестры…Но Ютуба перехитрила ее и проворно присела на корточки. Щит тагарки встретил воздух, а исседонский меч снизу впился ей в старательно выбритый пах. Аташша громко, болезненно застонала - удар пришелся ей в придаток. Ютуба, не вставая, колесом откатилась по песку в сторону, крича: "Сестра! Добиваааа…."

Копья сразу троих набежавших на вопли тагарок с "Цапли" пригвоздили юную воительницу к песку. Разметав по нему медового цвета локоны, Ютуба высоко брыкнула ногами и тут же обмякла бездыханной. Правда, ее сестра, машинально отреагировав на крик, успела довершить победу над грозной Аташшей. Раненая тагарка, изнемогая от боли, уронила и меч, и щит - она могла лишь беспомощно зажимать ладонями пораженное место…А Юнуба, звонко смеясь, левой рукой схватила ее за волосы, рванула на себя и насадила животом на меч. Аташша перестала стонать. Безмолвно разинув рот на всю ширину, она вытаращила из орбит свои чарующие серые глаза - и тотчас же рухнула на бок. Юнуба, исполненная ликования, нагнулась к умирающей, чтобы снять с нее трофеи: ожерелье из агатов, серьги и отличной выделки боевой пояс. "Погоди…, - тихо простонала ей Аташша, - Не с живоооой…Прошуууу…." Заминка стоила Юнубе жизни. Прямо в задний проход, под задравшийся набедренник, она получила дротик от тихо подкравшейся тагарки с "Коршуна", 16-летней аташшиной воспитанницы Ксанны. Юркая смуглянка удвоила силу удара своим весом - Юнуба, получив весь наконечник в кишки, дико закричала и рухнула боком на Аташшу, которая еще не отмучилась от двойного попадания.

Кроме бесшабашных близняшек, никто из исседонского воинства пока не смог повторить их прорыва. Пытавшиеся так или иначе перелезть через острые массивные колья неминуемо получали во время этих попыток удар копья, меча или дротика. Несколько девушек даже оказались насаженными на острия: их тела, безвольно обмякшие, предостерегали остальных - через верх не суйся! В узких же проходах между кольями исседонки тоже снискали не победу, но боль и ужас. Бездыханные и слабо шевелящиеся, они загромождали и без того тесные промежутки….И делали их недоступными для новых атак! Да, в битвах всех времен и народов выражение "идти в бой по трупам" было далеко не иносказательным. Но исседонки были суеверны: они считали за высшую честь поставить ногу на тело врага (особенно еще живого, агонизирующего), но вот даже не наступить, а просто коснуться стопой своей же соплеменницы - это было для них абсолютным табу.

Редеющее воинство Энумы-хатун металось перед частоколом в поисках свободных проходов, а из-за ограждения в них летели последние дротики и стрелы. Порой подобранное оружие перелетало из стороны в сторону несколько раз, то находя новые жертвы, резко вскрикивающие от боли, то попусту утыкаясь в песок… Гортанно крикнув, Энума дала вроде бы сигнал к отходу: большая часть оставшихся исседонок резким рывком отбежала от тагарского частокола и укрылась в густом кустарнике. Но две группы продолжили атаку с флангов - там, где последние колья торчали из воды на глубине по пояс, местами по грудь…

…Но не глубже! Ниже по течению, щупая дно пальцами ног, в тыл тагарок попыталось пробраться пять молодых Рысей во главе с мощно сложенной, широкобедрой Меропой. Но пятерка была замечена стражей у тагарских судов. К краю песчаного пляжа, наперерез противницам, побежало трое совсем молоденьких девушек, вооруженных только ножами и короткими дротиками. Они сошлись в воде, сковывающей движения холодом и силой течения. Меропа из глубины, не подымая рук, послала копье в ближайшую от нее тагарку, видя только ее напряженное, совсем еще детское лицо и плечи…Тут же девушка отчаянно застонала: посланное вслепую оружие впилось ей в центр живота, чуть левее пупа. Стон перешел в бульканье - раненая погрузилась в воду, увлекая с собой и вражеское оружие. Ругаясь, Меропа двумя руками потащила его на себя, но умирающая тагарка вцепилась в древко мертвой хваткой, а течение влекло ее на глубину… Исседонка потеряла драгоценные секунды: подружка убитой, выглядевшая еще младше, подкралась к Меропе под водой и, схватив за ногу, всадила короткий нож в промежность. Выскочив свечкой из реки с диким воплем, исседонка тут же, теряя сознание от боли, с шумом ушла в бурную пучину. "Меропа! Что с ней?" - заголосили ее юные соратницы, но тагарки, осмелев, ринулись на них вдвоем против четверых. В бурунах холодной воды закипела горячая схватка. И ее течение было быстрее речного! Две исседонки, обе очень рослые, стали загонять на глубину одну из тагарок, худощавую девушку с хвостиками волос на висках. Она отмахивалась ножом и пыталась пробиться к своей подруге, которая, прикрывшись вбитым в воду колом, смогла всадить дротик под дыхло наседавшей исседонке. Победительницу звали Улианна, она была на очень хорошем счету на "Цапле" у строгой Норинны. Улианна рассмеялась: "Одна драная кошка поплыла кормить налимов…А твои кишки, сука, раки растащат прямо тут!"

Угроза только раззадорила вторую исседонку, уже всю в крупных пупырышках от холода. Полногрудая и широкобедрая, она казалась рожавшей матерью и собственной дочерью одновременно…Буруня воду ногами, девушка двинулась к столбу, за которым пританцовывала русокудрая Улианна. Тагарка попыталась повторить удачный прием, но теперь ее нож был отбит встречным клинком. Но теперь ей просто повезло! Статная исседонка, отразив улианнин выпад, быстро выбросила ей кинжал в грудь. Но тагарка вильнула, словно ящерка, вбок - и острие гулко воткнулось в дерево кола. Вспомнив какого-то водяного дьявола, атакующая не без труда выдернула оружие обратно…Но ей не хватило того времени, за которое человек успевает, наверное, моргнуть…Раз или два - не важно. Проворная Улианна всадила ей нож в глубокий черный пуп и тут же полоснула вниз, исполняя угрозу. Исседонка захрипела. Выронив нож, она обеими руками схватилась за роковой кол и оторопело таращилась на выползающие в воду собственные внутренности.

Ударом рукоятью ножа между глаз Улианна повалила ее на мелководье, рядом с растерзанным естеством… И поспешила было на помощь подруге с забавными хвостиками…Но той, как только что исседонке, в скоротечной и резкой схватке в упор не хватило какого-то мгновения. Ее обмякшее тело уже медленно вращалось, погружаясь в воду: Улианна успела увидеть торчащий из-под левой груди нож. Правда, исчезла и одна из исседонок - видимо, отправилась в такое же плавание. Зато другая с мрачной решимостью надвигалась на Улианну из глубины, держа в зубах нож, а в обеих руках, словно палку для драки - захваченный тагарский дротик. Это была рослая мускулистая девушка, на вид никак не моложе 18-ти лет, с необычно темной для исседонок кожей и гладкими волосами, собранными в хвост на затылке. Но к дротику она была непривычна: занеся его над плечом в каких-то пяти шагах от соперницы, исседонка метнула его мимо. "Неумеха долгопырая!" - прокомментировала этот бросок Улианна, вызвав встречное рычанье: "Сука, покрошу, тварь!!!". На глубине чуть выше коленей две девушки скрестили ножи. Более мощная, исседонка попыталась налечь на скрежещущие клинки и свалить Улианну под себя, но получила от нее коленом под набедренник - и с новыми ругательствами отступила на шаг, машинально съежившись от боли и эмоционального шока… Решив развить успех, Улианна нанесла ей укол - вроде бы в основание шеи…Скованная попаданием в низ, исседонка все равно вскинула, закрываясь, обе руки…И получила удар в живот - ловкая Улианна сумела поменять его траекторию и поразила между пупом и набедренной повязкой, С гортанным выкриком "Уээээааайййяяяххххх!!!!" исседонка сложилась пополам и грянулась в ледяную воду, где стала переворачиваться с бока на бок и молотить ногами, обдавая Улианну дождем холодных брызг.

Отскочив к самому берегу, тагарка оглядела место стычки. Только судорожное бултыхание загорелой исседонки, последней из нападавших, выдавало жестокую стычку. "Норинна будет довольна мной!, - улыбнулась сама себе Улианна, обожавшая признание старших, - и явно наградит! Здесь-то мне, похоже, никаких добрых трофеев не найти…" Она не знала, что Норинна в это время, бодря себя гортанными воплями, отбивает более серьезное нападение исседонок на другом конце берега - у таких же вбитых в воду кольев, но на мелководной и длинной песчаной косе, продолговато отступающей от берега в глубину…

А там дело разгорелось не на шутку! Уже с десяток тагарских воительниц пускали пузыри на мелководье, заколотые исседонками - кто в женский низ, кто в грудь, а кто (в частности, убийца славной Юнубы - Ксанна) и в украшенный серьгою пупок. Норинна тоже полегла - спустя всего пару мгновений после того, как о ней подумала Улианна. Она, Норинна, успела уложить прямым ударом в грудную кость молодую исседонскую Старшую Сестру Любаву, гордую остроконечными сосками, и затем рубанула поперек лица Любавину младшую - Олку. И тут ей пришел конец - в обличье другой исседонской старшей, Нары, которая сунула отважной тагарке меч под пояс. Норинна согнулась, отчаянно крикнув на выдохе, и скоро захлебнулась, упав раною вниз.

Она была последней, кто охранял этот брод. Пока сама Аэлла и с нею четыре молодые тагарки из числа легкораненных поспешно разворачивались навстречу новому нападению, шестеро выживших исседонок успели выбраться на сушу, и с гортанным кличем «АР-РИ!!!» бросились на своих противниц. Первою упала тагарка, именем Гелла - меч Нары проник ей в высокую грудь. Пока Гелла еще стояла, зажавшись и пуская ртом красную струйку, шестнадцатилетняя и шестнадцатикосая исседонка Тала выпустила внутренности рослой, но неповоротливой тагарке по имени Ринна, но и сама не убереглась - Аэлла самолично заколола исседонскую юницу под основание горла.

И тут наступил твой черед пасть, о Аэлла! Она рванула меч из белого тела Талы, но медь застряла в растерзанной плоти, и Тала упала на свою погубительницу, чуть не сбив с ног. Аэлла всего на миг утратила контроль за ситуацией, но этого оказалось достаточно - Нара всадила меч точно в центр лунного круга на животе тагарки, и боль от раны в пупок исторгла из уст Аэллы нечеловеческий вопль!
- Аэлла, любимая! - с другого фланга отозвалась на ее крик Ритта.
- Аэлла! - заорали от горя, ярости, и, чего греха таить, страха две тагарки, оставшиеся против пятерых противниц. - Исседонские суки! Песок лизать будете!
Но лишь одна из них - молодая Каэтта, получившая рану в самый первый день, но исцеленная чудесным искусством Ютты-врачевательницы, сумела исполнить свое обещание и поразила в шею храбрую Нару. Ее подруга Офирра пала, так и не успев напоить свой меч кровью врагинь, пала, пораженная на три пальца ниже пупка.
За нею наступил черед Каэтты. Совсем рядом с первой, неглубокою раной, в ее пышную грудь погрузился исседонский меч, и Каэтта сперва опустилась на колени, а затем, как водится, опрокинулась набок.

Видя в своем тылу прорвавшихся врагинь, тагарки на этом фланге отхлынули от ограды. Второй линии уже не существовало - потери от перестрелки были столь велики, что одним из последних своих приказов Аэлла бросила было всех к частоколу. Теперь этот приказ оказывался роковым - в последних лучах заходящего солнца тагарки увидели впереди и позади себя беспощадных губительниц.
Первыми от руки храброй смуглянки - исседонки Мирины, той, что убила уже Офирру и Каэтту, пали Кинирра и Ирисса. Мирина поразила их, тесно прижимавшихся друг ко дружке, одним взмахом меча, и внутренности двух девушек выпали единою кучей. Нателла, подруга павших, налетела в ярости на Мирину, но та увернулась, а ее боевая подруга Натела встретила свою, по иронии судьбы, почти что тезку мечом в подреберье. Крик тагарки Нателлы был коротким, но таким отчаянным!
В то же самое время, другая подруга Мирины - Гала приласкала железом точно в левый сосок тагарку-юницу Арату. Та ахнула, опрокинулась… Но и самой Гале пришлось несладко - ее тут же ткнула под желудок тагарка по имени Эгилла. Чувствуя приближение смерти, Гала опрокинулась навзничь - и, прежде чем силы покинули ее крепкое молодое тело, выбросила свой меч вертикально вверх. О, как же заорала ее победительница Эгилла, которую этот предсмертный удар побежденной лишил девственности - а заодно и жизни! Она упала навзничь, широко раскинув ноги, и, пока умирала, все пыталась приласкать немеющими пальцами такое нежное больное местечко…

И тут основные силы исседонок вновь рванулись на приступ тагарского лагеря. Свет полной луны оказался плохим помощником тагаркам - они не успели встретить этот последний натиск, и вот уже рослая рыжеволосая Энума-хатунь с полутора десятками своих девочек проскочили в прогалы частокола. Тагарки сражались отчаянно, Ритта собственноручно завалила четверых, но вокруг нее падали и падали боевые подруги. Улианна, отличившаяся совсем немного времени тому назад, тоже успела оприходовать пониже сосков еще двоих исседонок, но и сама, не успев обернуться, получила рану возле ягодицы от наскочившей сзади Мирины. В руках этой юной исседонки меч мелькал так, что всем казалось - усталости для нее не существует вообще.
- Подруги-ии!!! - отчаянно закричала скорчившаяся на песке Аэлла, видя, как бой превращается в избиение. Она попыталась подняться, но не смогла, вновь прижала обе руки к животу и уставилась взором в небо, на большую и красную, как уходящая из раны жизнь, Луну. Пятки тагарской походной княгини, уже не слушаясь рассудка, рыли песок.

И тут Энума-хатунь прокричала:
- Эй, тагарские волчицы! Сдавайтесь! На следующей луне ваши купцы дадут за вас неплохой выкуп. Зачем вам умирать всем?
- Ни за что!
С этим криком юная тагарка Джанни бросилась на Мирину. Та чуть-чуть не успела - и в результате на залитый кровью песок пали они обе. Обе пронзенные в солнечное сплетение.
Ритта огляделась. Кроме прижавшихся к ней Коринны и Данутты, ни одной живой тагарки видно не было. Даже Ютта, Ютта-кудесница, чей данный Небесами талант исцелять раны почитался всеми соседствующими с Высоким Тагаром племенами, легла уже мертвая, заколотая под правый сосок самою Энумой-хатунью.
- Я предлагаю тебе поединок, исседонская княгиня! - воскликнула Ритта, обращаясь к Энуме. - Если ты сможешь свалить меня в бою один на один на ножах, обнаженными - эти девочки твои пленницы. Иначе - вы отпускаете нас уйти с миром.
- Ты полна нахальства, тагарка! - улыбнулась Энума. От ее «кошачьего» взгляда не укрылась повязка на правом запястье противницы. - Я принимаю твой вызов.
Она отбросила свое копье, развязала над грудью и сбросила на песок рысью шкуру, и взяла у одной из подруг небольшой железный нож.
- Готовься умереть! А я - всегда готова!
- Прощай, Аэлла! - подумала Ритта, распоясываясь. - Скоро встретимся!

Тагарке было непривычно сражаться в полной наготе, без надежного пояса. Поэтому она решила действовать активно и резко, на грани безрассудства, чтобы первой поразить Энуму - лучше рискнуть один раз, чем рисковать постоянно! С утробный воем "Ууу-ыййяяя!!!" Ритта ринулась на исседонку. Взмах! - и тагарский нож со свистом летит поперек тела Энумы секущей молнией…Тагарка хотела вывести ее из боя эффектным приемом, вспоров оба соска, но исседонка была далековато, да и успела отпрянуть. На маленьких и острых грудях Энумы появились лишь две глубокие царапины, а на лице - презрительная ухмылка. "Тетя Ритта! Давай, порази еще!" - кричала ей в спину волнующаяся Коринна. Данутта только молча сопела. Зато свою доблестную хатунь, несмотря на опасную атаку противницы, поддерживал целый хор исседонок, пророчивший свое предводительнице скорую победу, а "чахлой тагарской сучке" - скорую погибель.

Так оно и вышло. Ритта, взрыкивая от нарастающего напряжения, снова ринулась в атаку. Теперь она надеялась ошеломить соперницу шквалом мелких, крысиных уколов снизу. Нож при этом тагарка переложила в левую, здоровую руку. Подпрыгивая, она приблизилась к Энуме…Но первый же ее укол, вроде бы спонтанный, хатунь ловко приняла на свой клинок, блокировав тагарское оружие. Тут же своей левой рукой исседонка схватила свободную руку Ритты и резко заломила… Смуглая тагарка скривилась и громко закричала: боль от приема усугубилась болью от раны…Затрепетав, Ритта стала изо всех сил стараться пересилить руку Энумы, чтобы избавиться от этой боли…В какой-то миг она не концентрировала силу на жестком противоборстве клинков…Один из которых, свой собственный, исседонка высвободила и тут же резко вогнала его в живот Ритты. Удар пришелся как раз в ту область, которую обычно прикрывал пояс: между пупом и холёным низом.

Тагарка даже не вскрикнула - надсадно, всем нутром, охнула и беспомощно разинула рот на всю ширину… Энума резко выдернула из нее клинок, отпуская заодно и левую руку. Ритта сразу прижала ладони к пробитому месту и болезненно согнулась низко вперед. Она обернулась, ища глазами свою племянницу…Потрясенная Коринна стояла, закрыв лицо руками, Данутта обнимала подругу за плечо. Немного потоптавшись на месте, Ритта стала стонать, все глубже и громче, а затем медленно осела на корточки. Ртом она пыталась поймать хотя бы глоток воздуха - но тщетно. Бледнея, раненая женщина с корточек перешла в унизительную позу покорности: встала перед подбоченившейся Энумой на колени.

- Ну что? Я же говорила - готовься умирать! - с суровым торжеством в голосе сказала хатунь.
Вместо ответа Ритта, не отрывая рук от живота, упала грудью в песок, выставив вверх смуглый зад. Исседонки упражнялись в зубоскальстве: "Дохлячка! Совсем себя не держит! Поймала в дыль - и все, раком сложилась!". Энума поставила ей ступню на крестец:
- Ты проиграла мне, тагарка! - гордо чеканя каждое слово, произнесла хатунь, - Признай же мою победу!
Вывернув голову одной щекой на песок, Ритта закатывала глаза, рот ее так и не закрывался… Но, едва ворочая языком, она пролепетала:
- Да… Ты… Побе..беди…ла.. Ме…ня… И…И.. До…бей… Боль..но… Боль..но…
Толчком ноги Энума повалила ее на бок:
- Больно? А ты как думала? Сражаться - это не пряную фасоль кушать!
Еще раз окинув взором сложившуюся в запятую Ритту, она властно показала рукой на Дануту и Коринну:
- А теперь - вяжите их!

10


Пока эти тагарские девочки горько плакали от униженья - их руки гордые победительницы связали за спинами, а поврежденную левую ногу Коринны прикрутили к правой - Данутты, чтобы девочки не могли бежать - с десяток их соплеменниц, пораженные исседонками в животы, и не меньше самих исседонок, разделивших эту же участь, плакали от боли, неспешно прощаясь со своими молодыми жизнями. Ритта отмучилась довольно быстро, видимо, нож Энумы попал ей в селезенку, а вот каково было Аэлле слышать предсмертный стон любимой нежной подруги - и не мочь ничем помочь!
- Ритта!.. Ритта!.. - шептала несчастная предводительница погибшего войска, взрывая песок судорожно дрыгающимися ногами. Обе руки она прижимала к пробитому пупку, из которого тихой струйкой сочилась темная кровь. Эта кровь размазалась уже по всему животу Аэллы, и по подбрюшью под поясом, и по красивой груди… Конвульсии становились все жестче, Аэлла уже стала выгибаться телом - то вверх, как будто выставляя рану напоказ, то в стороны. Исседонки подходили к ней, ставили ноги кто на остро напрягшиеся перед смертью соски грудей, а кто и прямо на рану - это было так больно!

- Надо трофеи обобрать! - послышался распорядительный голос Энумы-хатунь. - Не хватало, чтобы вороны под утро растащили!
Аэлла застонала чуть громче, чем прежде, когда какая-то исседонка вырвала серьги из ее ушей, потом сорвала с тонкой шеи агатовое ожерелье… Это было нестерпимо обидно - ее, Аэллу, Походную Княжну, обирают еще живую! Впрочем, сознание, что она не только погибла сама, но и невольно погубила своих девочек - было еще обиднее.
Исседонка нагнулась, расстегнула дорогой пояс на бедрах раненой, и резким движеньем выдернула его из-под тела. Этот рывок помог бедной Аэлле повернуться, наконец, набок - и она скорчилась, поджав острые коленки к побледневшему лицу.
- Вот я и умираю… Боги, ну, где же вы? Ритта…
- Аэлла… Княгиня наша… - послышался совсем рядом девичий стон. - Скажи… мы ведь… хо…хорошо… сражались?..
- Офирра-аа! - Аэлла едва нашла в себе силы членораздельно ответить. - Ты… Ты храбрая… храбрая девочка… Прости меня… Стыдно мне и…и… бо-ооо-оольно-оох!..

На другой стороне захваченного лагеря так же горько страдала Улианна, пораженная в нежный женский орган - придаток. Уже лишенная своего ожерелья, с которого совсем недавно свисали на высокую грудь золотые подвески, девушка каталась по песку, то и дело взбивая ногами водяные брызги из реки. Ей хотелось грызть этот кровавый, тяжелый песок - не от голода, а чтобы задавить собственный крик.

Тем временем исседонки искали и собирали своих убитых и раненых. Их, умирающих, утешала сама хатунь, утешала словесно - и давала пригубить снадобье, утоляющее боль, но приближающее конец.

На рассвете, когда Энума-хатунь вышла из облюбованного ею сразу после боя шатра - а это был шатер достойно жившей и достойно павшей Ютты-врачевательницы - она наткнулась на лишенный всякой красоты труп с бурым от засохшей крови животом. Она не узнала Аэллу, а та, холодная и бездыханная, так и не взглянула в глаза предводительнице врагов.

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
camelot
Чёрный пояс
Чёрный пояс
 


Зарегистрирован: Jan 04, 2009
Сообщения: 1413

 
СообщениеДобавлено: 05 Dec, 2010 12:28    Заголовок сообщения:
 
монументально ! спасибо Shocked авторы ! Cool
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Аллигатор
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Dec 26, 2009
Сообщения: 744
Откуда: Санкт-Петербург

 
СообщениеДобавлено: 06 Dec, 2010 0:16    Заголовок сообщения:
 
Шикарный рассказ (или целая повесть?), однако по своей привычке не могу удержаться от пары замечаний Shocked

Цитата:
Основной прием этим волчицам окажут наши сестры выше по течению - до самого устья Куньей.

Может всё таки истока?
Тем более что, челн дозорных, убегавших от ладейного каравана тагарок "отвалил, по течению", то есть тагарки подымались против течения от устья.

Вороны (как и вОроны) птицы дневные и ночью не летают, так что терзать Акуму должны были бы какие-нибудь другие птички/зверюшки. Предположение француза что это "другой мир", где "всё по другому" не стыкуется с отсылками к "военной терминологии, появившейся через пять тысяч лет".

Ну и с точки зрения той самой военной терминологии весьма странно выглядит высадка исседонок с трёх челнов вблизи тагарского лагеря, при том что их основные силы уже были на острове. Во-первых, непонятен смысл этого манёвра, во-вторых подобное разделение сил очень опасно и вполне могло закончиться гибелью отрядов по отдельности. Например, если бы тагарки отправили на побережье не три дюжины, а большую часть своего войска. Скорее, для исседонок имело бы смысл высадить десант с челнов в тыл тагарок, пока их основные силы атакуют частокол "в лоб", со стороны леса.

Вот так. Но в целом Cool
P.S. Ну и отдельно впечатлил тагарский приём "пинок под письку - клинок под сиську". bad Продолжайте в том же духе, расширяя боевой арсенал сторон.


Последний раз редактировалось: Аллигатор (06 Dec, 2010 23:31), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
elena_ra
Модератор
Модератор
 


Зарегистрирован: Sep 03, 2008
Сообщения: 1087
Откуда: от винта

 
СообщениеДобавлено: 06 Dec, 2010 18:10    Заголовок сообщения:
 
И терминологию.
_________________
Доброта, нежность и мягкость - это три главных секрета нашей школы, поэтому мы их никому не показываем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Kiriyama
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Sep 17, 2010
Сообщения: 553
Откуда: Уральская Демократическая Республика

 
СообщениеДобавлено: 06 Dec, 2010 20:30    Заголовок сообщения:
 
Специально для тов. Аллигатора поясняю:
Река Кунья является притоком Эрты-суу, а не наоборот! (В нашей современной реальности - это, соответственно, Тобол и Иртыш.) Поэтому естественно "устье Куньей", т.е. место ее впадения в Эрты-суу.
Тем, кто лучше нас с Никой знает южные окрестности современного Тобольска (это те самые места) разрешаю вежливо попинать меня, как топографического привязчика.

_________________
Королевская Битва. Лучшее развлечение для души и тела! ((с) Battle Royale)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Nika
Сен Сей
Сен Сей
 


Зарегистрирован: Apr 28, 2008
Сообщения: 2211

 
СообщениеДобавлено: 06 Dec, 2010 21:09    Заголовок сообщения:
 
Но вообще-то я (на наш общий загривок) критику принимаю. Прав был пан АС, он же Мэтр Сапковский - "Без карты ни шагу!" bad
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Zieg
Синий пояс
Синий пояс
 


Зарегистрирован: Nov 14, 2009
Сообщения: 269
Откуда: Москва

 
СообщениеДобавлено: 06 Dec, 2010 23:07    Заголовок сообщения:
 
Как говаривал Э.Картман, ШИКАААААРНО Cool Cool Cool

Тактически очень похоже (только наоборот) на битву при Гастингсе, когда норманы Вильгельма Завоевателя разгромили саксов Гарольда.

Единственное, что - из лука невозможно так быстро научиться стрелять, на это годы уходят.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить E-mail
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Аллигатор
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Dec 26, 2009
Сообщения: 744
Откуда: Санкт-Петербург

 
СообщениеДобавлено: 07 Dec, 2010 0:01    Заголовок сообщения:
 
Kiriyama, спасибо за пояснение. Да, карта местности в качестве приложения бы не помешала.
Zieg писал(а):

Единственное, что - из лука невозможно так быстро научиться стрелять, на это годы уходят.

Тоже верно - непрофессионалу в таком случае лучше стрелять из арбалета (если таковой, конечно, имеется).

Zieg писал(а):
Тактически очень похоже (только наоборот) на битву при Гастингсе, когда норманы Вильгельма Завоевателя разгромили саксов Гарольда.

По моему так совсем не похоже: обстрел из луков не сыграл большой роли для наступающих, отсутствует момент выманивания обороняющихся на открытое место...

Кстати, ещё нашёл у исседонок тактическую ошибку - отряды, обходившие тагарские укрепления со стороны реки явно слишком слабы, да и предпринимают это действие едва ли не случайно (во всяком случае о том, что это была часть плана Энумы-хатунь нигде не говориться). Хотя мысль, в целом, весьма здравая. Вот если бы отряды были побольше, скажем по дюжине + выше упомянутый десант в тыл с челнов, да всё это одновременно с лобовой атакой...
Хотя, конечно, "каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны" bad
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Zieg
Синий пояс
Синий пояс
 


Зарегистрирован: Nov 14, 2009
Сообщения: 269
Откуда: Москва

 
СообщениеДобавлено: 07 Dec, 2010 1:04    Заголовок сообщения:
 
Аллигатор писал(а):
По моему так совсем не похоже: обстрел из луков не сыграл большой роли для наступающих, отсутствует момент выманивания обороняющихся на открытое место...


дык эта... построение точь-в-точь такое же, даже частокол с дырами. только выманивания нет, это факт, так ить и конницы нет у наступающих bad

"а был бы у иссидонок танк, все закончилось бы по-другому" (с) Гоблин Laughing
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить E-mail
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Аллигатор
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Dec 26, 2009
Сообщения: 744
Откуда: Санкт-Петербург

 
СообщениеДобавлено: 07 Dec, 2010 3:23    Заголовок сообщения:
 
Zieg писал(а):
дык эта... построение точь-в-точь такое же, даже частокол с дырами. только выманивания нет, это факт, так ить и конницы нет у наступающих

Ну, о частоколе, построенном англосаксами сообщают более поздние источники. Большинство же описывают классическую "стену щитов" (последнее, однако, мало применимо в бою амазонок где господствует "дуэльная тактика"). А заманивать противника в ловушку притворным бегством можно и в пешем порядке.

Zieg писал(а):
"а был бы у иссидонок танк, все закончилось бы по-другому" (с) Гоблин

Я не предполагаю наличие невозможных для данной эпохи сил и средств, а только лишь более рациональное, как мне кажется, применение имеющихся. :sm198:
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Zieg
Синий пояс
Синий пояс
 


Зарегистрирован: Nov 14, 2009
Сообщения: 269
Откуда: Москва

 
СообщениеДобавлено: 07 Dec, 2010 8:53    Заголовок сообщения:
 
Аллигатор писал(а):
Я не предполагаю наличие невозможных для данной эпохи сил и средств, а только лишь более рациональное, как мне кажется, применение имеющихся.


Собственно, наиболее рациональным в данной ситуации было бы расстрелять из луков почти незащищенных тагарок, как в битве при Каррах. Особенно весело было бы пустить пару челнов в обход островка, полностью загрузив оба лучницами, и обеспечить не только фронтальный, но и фланговый огонь, от которого частокол с валом не защитил бы вообще никак. После этого оставалось бы только добить раненых, причем вся операция прошла бы практически без потерь.
Самим тагаркам следовало возводить частокол не поперек острова, оставляя уязвимыми фланги, а вкруговую, чтоб иметь возможность отражать атаку с любого направления (как сделал Цезарь, встретившись с 200-тысячной армией галлов). Кстати, прием "обход фланга по воде" минимум один раз применялся спартанцами в 1-й Пелопонесской войне при преодолении укреплений на Пелопонесском, как раз, перешейке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить E-mail
Автор Сообщение Ответить с цитатой
Аллигатор
Красный пояс
Красный пояс
 


Зарегистрирован: Dec 26, 2009
Сообщения: 744
Откуда: Санкт-Петербург

 
СообщениеДобавлено: 07 Dec, 2010 23:05    Заголовок сообщения:
 
Zieg писал(а):
Самим тагаркам следовало возводить частокол не поперек острова, оставляя уязвимыми фланги, а вкруговую, чтоб иметь возможность отражать атаку с любого направления (как сделал Цезарь, встретившись с 200-тысячной армией галлов).

Не надо забывать что у них и самих были челны. Построить полностью "сухопутное" укрепление означало бы отдать их противнику, отрезав, тем самым, себе пути к отступлению и возможность манёвра по воде.
Кстати, причаленные и частично вытащенные на берег челны могли бы послужить определённой защитой от обстрела с воды. Или можно было бы попробовать взять вражеские челны с лучницами на абордаж.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
elena_ra
Модератор
Модератор
 


Зарегистрирован: Sep 03, 2008
Сообщения: 1087
Откуда: от винта

 
СообщениеДобавлено: 08 Dec, 2010 15:13    Заголовок сообщения:
 
Вы офигели все? Если учесть все ваши пожелания. то получится два сильных аддона к нетленным трудам 1)Многотомник Дельброка 2) Л.Г. Бескровный "Русская армия и флот в 19 в." Так и вижу Ника, Бескорвный Л. Г., Кирияма " Вооруженные силы амазонок-тагарок" и дальше по главам:
1. Структура, численность, тактика
2.Обеспечение вооружением и боеприпасами
3. снабжение продовольствием и обмунлдированием
4. Крепости и осадные парки
5. Пути сообщения
6. Формы комплектования
7. Военно-учебные заведения и военная мысль.
8. Революционное движение в войске тагарок.
9. Источники: сведения о тагарках по материалам речений Ипуэра и рассказа Синухета.
10. Псевдонаука о тагарках: статья полковника Е. Разина "Надо поставить решительный заслон на пути фальсификаторов истории тагарок с оппортунистического сайта "уфолог 2.ру"
Авторы фокусировались отнюдь не на этом и не пытались написать главу учебника по тактике. Я люблю длинные опусы с бэкграундом, хотя мне милее красота битвы, а не то кто куда кого поразил. Прошу не зацикливайтесь на областях живота и паха Confused

_________________
Доброта, нежность и мягкость - это три главных секрета нашей школы, поэтому мы их никому не показываем.


Последний раз редактировалось: elena_ra (08 Dec, 2010 21:45), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Автор Сообщение Ответить с цитатой
guingm
Легендарный Сен Сей
Легендарный Сен Сей
 


Зарегистрирован: Apr 26, 2008
Сообщения: 2856
Откуда: Украина

 
СообщениеДобавлено: 08 Dec, 2010 15:22    Заголовок сообщения:
 
Если мне не изменяет память, никакие мольбы о "незацикливании" на каких-то определённых областях тела никакого эффекта не имеют. Уж просили-просили... Не слушают, к сожалению...
_________________
Пока я жив, вы горем обеспечены.aggressive
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую темуОтветить на тему
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Страница 1 из 2
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB

ClipMUZ.RU - Смотреть видеоклипы Rambler's Top100