На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   
:: Просмотр темы - И.Перов Художница из Шопрона (перемещено с закрытого форума)
Начать новую темуОтветить на тему
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение Ответить с цитатой
француз
Синий пояс
Синий пояс
 


Зарегистрирован: Jun 17, 2009
Сообщения: 263

 
СообщениеДобавлено: 26 Мар, 2012 14:55    Заголовок сообщения: И.Перов Художница из Шопрона (перемещено с закрытого форума)
 
Художница из Шопрона.
Гость ей не понравился. Маленький, кривоногий, в неглаженом костюме. Правда, побрился перед визитом, но лишь участками. Да, ещё от него пахло чем-то, явно не одеколоном. А когда он открыл рот, чтобы поздороваться, запах скомбинировался ещё причудливее.
--Что вы хотели от меня узнать,- Аля Тищенко, молодая, но уже известная художница и, по первой профессии модельер, ещё не привыкла к своей популярности. Неделю назад почти одновременно по телевиденью прошла передача об её творчестве и пара достаточно известных журналов выдало достаточно развёрнутое интервью с ней.
-- Вы, что, действительно посол?- она уже понимала, что это самозванец, но природная интеллигентность и воспитание не позволяли ей сразу же выставить гостя за порог.
--Да, посол, - мужичок с гордостью поправил узел пожёванного галстука и приосанился.
«Ну, и посол бы дальше»- подумалось Але, - «Зачем я, вообще, согласилась на эту встречу, да ещё и в дом пустила?» А язык её не следил за мыслями.
--Вы сказали, что хотите сообщить мне нечто важное.
Гость оскалился в улыбке и легонечко сморкнулся прямо в ладонь. Аля отошла ещё на шаг.
--Я Ваше интервью прочитал. Вы там, чего-то говорили, что хотите нарисовать сказочную королеву. Ну, так я Вам могу помочь.
Аля недоверчиво улыбнулась. Ей 25 лет, а не 12 и на такую лажу она не купится.
Собеседник же воспринял её улыбку совсем иначе, оживился и стал ещё бестактнее.
--Вот и хорошо, девочка, что ты согласна. Я сейчас тебе всё обрисую и сбацаем это дельце, как в аптеке.
--Во-первых, я не девочка, а замужняя женщина и на брудершафт с Вами не пила и не собираюсь, - художница начала терять терпение. Хамов надо останавливать вовремя.
--Не надо ничего пить, - бестактно перебил её собеседник, - и так всё образуется. Меня, кстати, Максом кличут, а ты, я знаю, Алька. Я тебе сейчас книжонку одну оставлю. Там в третьей главе есть молитва. Встанешь ровно в полночь на балконе и прочтёшь её вслух. Зуб даю, что всё получится. Да, только не смейся, а то ни хрена же не выйдет.
Видя, что Аля не собирается подходить к нему и принимать «книжонку», Макс хмыкнул и положил замызганный тощенький томик на подзеркальную полку.
Через минуту в прихожке стало свежее.

Ведущая новостей попрощалась со зрителями и Алевтина, уставшая за день от работы готовилась ко сну. Муж на гастролях, он музыкант, уезжает нередко, а она не привыкла ходить в гости или в развлекательные заведения одна. Если бы ей 20 было, тогда - да, тогда можно. А тут, все увидят, что замужняя женщина развлекается одна. Пожалуй, это моветон. Да, и с пигалицами 18-летними, безмозглыми и беспринципными, общаться неохота. Разговоры там - примитив.
Да, ещё и драки дуры затевают, почти без повода. Это уж совсем ни в какие ворота не лезет.
Она подошла к зеркалу, полюбовалась на себя и порадовалась за мужа. Хорошая гетера ему досталась. Блондинка, среднего роста. И тощенькой её не назовёшь.
Всё, что надо, не хуже чем у других. Кинорежиссёры – дураки слепые, она бы и на экране блистала, не хуже, чем в художественных салонах. Она кивком головы вскинула длинные волосы вперёд, почти на стекло зеркала, чтобы вновь ощутить сходство со своим персонажем в красном платье и с длинными ногами. Пожалуй, за эту картину она просит слишком большую сумму, но ведь, с ней торгуются и цену повышают. «Ничего, уступить всегда успею».
Что-то свалилось ей на ногу. А, эта книжонка. Алевтина брезгливо, двумя пальцами подцепила её и потащила на балкон, чтобы выкинуть прочь. Пока открывала «застёжку» на веранде, книга вновь умудрилась упасть и раскрыться.
Аля наклонилась и стала всматриваться в буквы, обведённые красным карандашом. Ей показалось странным написанное на двух языках. Вечер уже плавно превратился в ночь и остужал улицу своим спокойным дыханием. Плохо видно в темноте, и Аля невольно шептала губами, пытаясь усвоить нечаянно прочитанное. Постепенно её голос звучал громче, и шум проезжавших машин уже не отвлекал нашу читательницу.
-- … я не знаю, но я верю, я не люблю, но я жалею. Goode amazone com. Ваши силы, мои знанья, прикажи мои желанья. No fata? No Morgana? Black vs White. Надо наказывать зло своим силами….
Там были ещё какие-то слова, но Алю отвлёк шум с улицы. Какая-то тётка кричала, что сейчас будет гроза и кому-то надо идти домой. Алевтина очень удивилась. Ничего похожего на такой катаклизм, не намечалось, да и в новостях обещали полный штиль. Она высунула свой любопытный, но очень аккуратненький носик в створку раскрытого оконца, и в этот момент как раз и сверкнуло. В её мозгу мелькнула мысль, подтверждённая, не то, чтобы большим страхом, испугом: « Ну, вот, началось. Теперь точно что-то будет».

Голова гудела. Но в мозгу жужжала оптимистическая формула: «раз болит, значит, жива, раз жива - всё образуется». Она поднялась с земли и огляделась. Куда это она попала, да ещё, в одной сорочке. Высоток вокруг не было, да и из жилья, как такового, наблюдалась метрах в трёхстах достаточно ветхая избёнка. Туда Аля и направилась. Возле избы остановилась, подумав про сотовый телефон. Нет, забыла дома. Впрочем, кто ж мог подумать.
В доме за деревянным столом сидела женщина в старой рваной одёжке. Увидев вошедшую, женщина моментально пала на колени:
--Проходите, госпожа.
«Госпожа» прошла и села на одинокий табурет, огляделась. Вещи, как будто, из краеведческого музея. Похоже, ни одной утвари, сделанной на заводе: всё самодельное, грубо сколоченное.
--Кто Вы, - спросила она у гостеприимной хозяйки. Та оглянулась, не понимая, почему вошедшая обратилась во множественном числе.
-- Мы илоты господина Билоуса. Мой муж и сын в поле работают, а я здесь.
Аля сносно знала историю, и упоминание об илотах её удивило.
--Илоты, это же, практически, рабы, - Аля не верила своим ушам и не понимала, что с ней происходит. Она оглядывала собеседницу. Женщина, как женщина, но почему-то такое впечатление, что непропорционально сложена. Похожа на…
За окном послышался шум и хлопки крыльев. Некое существо, размером с небольшой аэроплан, снизилось и приземлилось возле окна. И, вдруг, отчётливое: «кар-р».
--Кто там? - чуть побелевшими губами прошептала Аля.
-- Обычная ворона, - невозмутимо отозвалась женщина.
--Обычная? Да, она же в сто раз… -- начала и осеклась девушка. Она вспомнила, насколько высока была трава на улице, насколько велики камни. Она села на необструганный табурет и задумалась, вспоминая, что с ней произошло в этот день. Неужели это ей не снится?

Дверь распахнулась, словно от удара ногой, отчего хозяйка дома вновь пала ниц. На пороге стоял молодой брюнет, с тонким носом и резкими чертами лица в форме офицера какой-то неведомой ей армии. Увидев гостью, правой рукой взялся за эфес шпаги и коротко поклонился.
--Вы Алевтина Тищенко, мне сказали про Вас. А я Антон Рыба, офицер армии Билоуса. Не пугайтесь, я Вам сейчас всё объясню. Вы находитесь на планете эльфов по приглашению Магистра эльтрусков Марка Билоуса. Здесь многое так же, как и у вас на Земле, но в технике мы отстаём. И ещё кое в чём отстаём, и Вы должны нам помочь.
--Чем вам может помочь несчастная художница?- чуть слышно пискнула инопланетянка.
--У Вас есть способности, о которых Вы даже не догадываетесь, -- усмехнулся собеседник, - наша планета совсем маленькая. Её можно обойти всю за два месяца. Если ещё учесть, что Вы сами стали в 16 раз меньше своих земных размеров, то можете представить её истинные размеры.
-- А вороны у вас здоровые, как лошади, - поморгав глазками, ляпнула она, что пришло на ум.
--Да, птицы, да и змеи тоже здесь большие. Зато хищников нет и никогда не было. Так что, тут не опасней, чем у вас там, в Джунглях. Но наши хищники на двух ногах. И с этим справиться труднее.
Гость замолчал и надолго. Женщина быстро накрыла на стол, и Рыба широким жестом руки пригласил блондинку отведать неземной пищи. Еда как еда, впрочем, вкусно даже. Кетчупа только к этой каше не хватает.
--А теперь, спать, - объявил гостеприимный эльф, все подвиги совершим завтра…
Если, конечно, нас этой ночью не зарежут.

Они проснулись вполне живыми и даже отдохнувшими. Аля ничуть не удивлялась, что ночь в доме с незнакомым мужчиной не пугала её своей непредсказуемостью. Просто, она чувствовала, что она здесь по другому вызову. Но по какому же?
-- Так, чем же я могу вам помочь? – повторила девушка вчерашний вопрос. Ответ порадовал своей обстоятельностью.
--Вы, конечно, читали про ужасы рабовладельческой эпохи: про спартанцев, про законы Драконта. Так вот, это всё воплотилось на нашей планете, причём, в самых худших вариациях. Правит нами Демонический клан, во главе с Верховной ведьмой, Присцилой. Не знаю, насколько она, на самом деле, ведьма, но воздействовать на разум и душу эти вампиры умеют.
--Почему, вампиры? Вы сказали: вампиры.
-- Да, - невесело усмехнулся Антон, - вампиры. Они и энергетику подключают настолько, что эльф с ними спорить не может, и кровь пьют ради развлечения, что ли…
-- А я-то чем помогу?
Антон как будто не расслышал её вопроса и продолжал обстоятельный рассказ.
--Законы у нас свирепые. Гвардия клана Присцилы делает всё, что угодно. Грабят, насилуют, вешают людей не то, чтобы за малейшую провинность, а так, ради забавы и похоти. Впрочем, кое-какие ограничения и в этом полигоне фашизма имеются. У нас никогда мужчина не может поднять руку на женщину и наоборот. Поэтому и в гвардии опричники и женщины, и мужчины. Мы вассалы Марка Билоуса, нас несколько эльфов все при оружии. Мы могли бы поднять восстание против режима Присцилы, но нас слишком мало, мы не сможем убедить остальных сервов и илотов нас поддержать. Нам просто не поверят, да и побоятся. А, потом, мы бессильны перед Верховной ведьмой. Она ведь женщина.
-- И вы хотите, чтобы я, такая белая и пушистая, сразилась с этой правительницей?— Алин голосок чуть дрогнул, но в нём угадывалось светское возмущение неэтичным предложением.
Офицер поморщился чуть досадливо
--Я знаю про Вас. Не хотелось бы этого. Вряд ли вы умеете фехтовать на шпаге, как Присцила, да и мышцы у Вас не для таких мероприятий. У Вас другое есть.
--Что же, другое?
-- Доброта. Вы умеете жалеть людей по-настоящему, без притворства. И это главное Ваше оружие. Вам нужно просто говорить с людьми, и Вы сумеете их убедить. Но нужна, как у Вас на Земле говорят, пиар-акция. Мы Вам её обеспечим.
--А Вы, сами-то, на Земле бывали?- у Али накопилось немало вопросов, и постепенно она получала на них ответы.
--Бывал. Тот человек, Макс, маг высшей категории. Он выглядит, конечно, не как новый,- Антон усмехнулся,- правда же, он произвёл на Вас негативное впечатление. Но он, эльф с чистой душой. Так вот, он умеет перемещаться в Ваш мир с помощью некого заклинания. И нас по одному он туда вытаскивал. Мы были на Вашей выставке в Шопроне. И после Ваших слов о красоте и добре наши души очистились от негативных мыслей. Мы ведь тоже были гвардейцами, и так же бесчинствовали, но теперь ощутили, что такое Добро. И, тоже важно, что такое Зло. Добро и красоту надо любить, а Зло ненавидеть и уничтожать, хотя бы самое-самое.
-- А я уж подумала, что должна объяснять вам, мужчинам, как восстание организовывать или предвыборную борьбу вести, --чуть облегчённо выдохнула Алевтина.
-- Не надо… Я Вам про это сейчас сам расскажу. Слушайте и запоминайте.

Конники ехали в два ряда, чередуясь между собой по шашечному принципу: мужчины (они были в чёрных рубахах) и женщины в белых сорочках. Толпа горожан ожидала прибытия Главного жреца стоя на коленях. Надзиратели не рассчитали правильно маршрут всадников, и лошади понеслись к Собору святой Элеоноры кратчайшим путём, топча несчастных илотов. Кто-то из мужчин, получив сильный удар копытом, возмущённо вскрикнул. Всадник обернулся.
--Не трогайте его, господин, это мой муж, - протянула к всаднику руки чуть седеющая женщина, державшая за руку сына.
Всадник- гвардеец не обратил на этот крик ровно никакого внимания. Рывком поднял несчастного с колен за волосы, выхватил кривую шашку, рубанул по шее и отфутболил отрубленную голову прямо в толпу. Эльфы смиренно молчали. Женщина немигающим взглядом смотрела на обезглавленное тело своего мужа, даже забыв про ребёнка, уткнувшегося в её юбку.
Великий ксендз Павол вышел на амвон, чтобы в очередной раз просить о чуде Святую Элеонору. Павол сам выходец из семьи сервов-скотоводов, потерял в юности от инквизиторов-гвардейцев мать и брата. Сан ксендза был для него своего рода охранной грамотой. На соборных служащих гвардейцы всё-таки поднимать руку не осмеливались. Сам же ксендз давно смирился со своей участью прислужника клана Присцилы, ни на кого не обижался и не надеялся ни на какое чудо.
--…я молю тебя, Святая и Великая Элеонора, приди и спаси нас от бед постоянных. От гадов ползучих и от мыслей наших грешных.
Он ещё продолжал свою молитву, но народ уже не слушал его. Потому что за его спиной неспешно приотворилась храмовая дверь, и белокурая девушка в миниатюрном белом платье поднялась на возвышение.
-- Это она, - раздался чей-то крик, и девушка вздрогнула. Павол обернулся. Он понял всё сразу, но тут в его памяти всплыл гвардеец, стегающий хлыстом его мать. «Пусть, хоть сам дьявол» - подумалось ксендзу,- «может, это знак. Знак того, что не надо больше терпеть, надо всё менять».
Он опустился на колени перед девушкой:
--Благодарим тебя, о Святая Элеонора за то, что осчастливила нас своим снисхождением, - и тихонько, чтобы слышала только она, - кто ты, бедное дитя?
-- Я явилась к вам, чтобы даровать вам милость, - она тоже понизила голос, - я мессия, падре. Это точно, – вновь ко всем,- я расскажу вам о добре, которое надо беречь и приумножать, о том, что надо любить своих близких и не только их, а всех, кто вас окружает. Надо жалеть, тех, кого вы обидели, даже нечаянно.
Она говорила не очень долго. Это были простые слова, без патетики и гротеска, но они западали в души слушающих. У многих на глазах выступили слёзы, а одна женщина зарыдала в полный голос. Она смотрела на каждого из них, и было в её взгляде то, что очищает сознание от мрака, дарит всем надежду на спасение, пробуждает в душах любовь и веру.
Гвардеец вытащил свой палаш и подошёл к обиженной им вдове:
--Вот моё оружие. Я совершил подлость, ты имеешь полное право убить меня за это. Пусть твой сын свершит возмездие.
Но та покачала чуть белесой головой:
--Нет, ты такой же эльф, как и я. Если ты осознал, значит, не будешь так делать, значит – ты хороший. А хорошие эльфы не должны умирать.
Опричник сморщился как будто от зубной боли, а затем, отвернулся и быстро-быстро удалился. Он был мужчиной и не хотел, чтобы женщина видела, как он плачет.


Верховная ведьма восседала на высоко выставленном троне. Это была холёная женщина лет 30 с холодным взглядом и волевым, чуть выдвинутым вперёд, подбородком Её можно было назвать привлекательной, если бы не портили картину массивные ноги и широкий зад.
--Сколько сегодня забрали у населения?
Стражник торопливо пошевелил губами и доложил начальнице точные данные.
-- Кто-нибудь оказывал сопротивление?
--Да, Великая. Один илот плюнул гвардейцу в спину и был посажен на кол. Женщина прятала рис. Её сейчас наказывают, заставляют есть землю, а потом придумаем как её побольнее казнить.
Присцила мечтательно улыбнулась:
--Потом мне расскажете в мельчайших подробностях. А что там за сумасшедшая возле храма появилась?
--Какая-то самозванка выдаёт себя за святую Элеонору. Эльфам пургу гонит.
- И что, кто-то её слушается?
--Не знаю, Великая госпожа. Гвардейцы не прислали гонца. Мы узнали эту новость из изобретённого этим сумасшедшим Максом, радио.
--Ох, этот Макс,- скривилась ведьма, - откуда он, вообще, взялся? Как с луны свалился. Если бы он не изобретал нам всякие приспособления, я бы велела его зажарить. Небось, и эта самозванка - его рук дело.
-- Похоже, так - угодливо склонился страж.
-- Ну, ладно. Скажи Леоне. Пусть введёт.
На пороге возникла высокая мускулистая женщина с копьём в левой руке. Правой она ввела за вывернутые назад руки молодую девушку лет 17.
Присцила подошла к ней и облизнулась.
--Хороша кобылка. Кровь с молоком,- от этих слов девушка вздрогнула,- ну, вот и позабавимся. Всё, пошли все вон. Она теперь моя подружка… До вечера.
Леона поклонилась и, молча, вышла. Присцила подошла к девушку и приподняла тремя пальцами её подбородок.
-- Ты любишь играться, милая, - девушка сжалась,-- вижу, любишь. Ну, давай поиграем в кошки-мышки. Сначала, кошка - ты. Ты меня догоняешь и начинаешь мучать. Потом, мне надоест, и я начинаю охотиться за тобой. Ты можешь сопротивляться, а я должна тебя побороть, так интереснее. Потом ты будешь извиваться подо мной и я иногда тебя отпускаю, потом, снова ловлю и заламываю. Если ты станешь хорошей игрушкой, то я не съем тебя сегодня.

Холм возвышался над городом. Отчётливо проглядывалось, насколько укреплена столица – последний оплот Демонического клана. Всё тяжёлое вооружение сосредотачивалось в районе города-крепости, да и гвардейцев на стороне Присцилы оставалось не меньше, чем на стороне Армии Освобождения, под командованием Антона Рыбы.
-- Пожалуй, Аля, всё, что могли, Вы исполнили. Все эльфы, с которыми Вы встречались, на нашей стороне. И всё это благодаря Вашей силе, доброте, которую Вы трансформируете через свои обращения. Я думаю, что там, на Земле Вы и не подозревали, что сможете влиять на тысячи судеб. И гипнотического дара за собой не замечали. А Макс, один раз побывав на Вашей выставке, это обнаружил.
-- Что же дальше?- меланхолично спросила Аля, по своей профессиональной привычке, набрасывая на бумагу изображение крепостных стен.
--Дальше начинается война. И Вы на этот раз не сможете ничем помочь. Война – это зло. Даже если воюешь за правое дело.
-- Я очень хочу вернуться домой. Там мои родители, мой муж, друзья, - её голос зазвучал твёрже,- но, если война, тогда и убитые будут. Выходит я повела тех, кто мне поверил, кто поверил в силу добра, на смерть и на убийство. И среди осаждённых тоже немало тех, кого надо пощадить и пожалеть.
--Да,- Антон невесело усмехнулся,- но Присцилу и её ближайших помощников таким оружием не возьмёшь. Они, действительно, демоны, против них может сражаться только меч.
--А они, случайно, не бессмертны,- опасливо спросила девушка, переходя к изображению заката на фоне укреплённых стен.
-- Вы у себя много бессмертных видели? Ну, вот, и наши ведьмы такие же. У неё есть помощница Леона, сильная, как ваш Карелин. Мужчинам, к сожалению, нельзя с ней сражаться. Вот с этой проблем будет много. Но мы придумаем что-нибудь.
К ним подошёл офицер в ладно облегающем мундире и его сестра, Кея, высокая и статная девушка, бежавшая из лап гвардейцев-мучителей.
Мужчины отошли в сторону. Обсуждая детали предстоящей операции, А Аля задумалась.
Даже, будучи несведущей в военном деле, она понимала, что сил у армии освободителей слишком мало, чтобы начать штурм. Даже, если, гвардейцы Присцилы первыми начнут их атаковать, то и здесь неизвестно чем всё закончится, а бросать эльфов на смерть, это вообще – не дело. Остаётся – долгая осада, но, судя по планам Антона, он терять время не собирается.
«Вот, чёрт, ввязалась же я в историю. И даже мыслей не было, чтобы отказаться.
Расскажи мне на Земле, что я в такую авантюру вляпаюсь, в жизни бы не поверила»,- она уже выносила в своём мозгу решение, вполне самостоятельно созревшее. Ведь, теперь она не просто художница Алевтина Тищенко, а Святая Элеонора – мессия и местная богиня. А боги порой умирали за свой народ.
--Послушай, Кея, как тебе удалось бежать? Ворота-то закрыты.
--Есть подземный ход, - немного гортанным голосом ответила эльфийка.
-- А меня ты сможешь по нему провести?- она умоляюще посмотрела на соратницу. Прежде она умела убеждать их. Может, и теперь получится?
Кея не решалась ответить утвердительно, но и лгать Святой Элеоноре тоже было нельзя. Поэтому, она кротко кивнула головой.
--Вдвоём с тобой мы, пожалуй, сможем пробраться незаметно. Но за нами никто пройти не сможет. И когда назад вернёмся, тоже непонятно.
-- Кеечка, проведи меня, пожалуйста. Сама возвращайся, а я должна с ними поговорить. Проведёшь? Ой, спасибо тебе огромное.

Гвардейцы не обращали внимания на двух молчаливо идущих по площади девушек. Их внимание сейчас сосредотачивалось на обороне крепостных стен и возможной контратаке против осаждающих. Они знали, что на стороне Армии Освобождения есть какая-то сила, которую боится сама Присцила. Боится и потому, не желает терять время.
Белокурая красавица с бумагами в руках, предположительно, бродячая художница-илотка, поднималась на возвышение. И через несколько секунд зажурчал её голос, тембром своим заставивший всех забыть про свои дела и слушать, всматриваясь в эту ничем. в общем, не выделяющуюся фигурку.
--Граждане города. Я Святая Элеонора, явилась к вам, чтобы даровать свою милость. Я расскажу вам о добре, которое надо беречь и приумножать, о том, что надо любить своих близких и не только их, а всех, кто вас окружает…
Она снова говорила и говорила, показывая при этом свои рисунки: как красив закат над их городом, как прекрасны и добры те эльфы, против которых им, гвардейцам, придётся воевать.
Один за другим мужчины и женщины бросали наземь своё оружие. Кто становился на колени и начинал молиться, кто, закрыв лицо руками, вспоминал о своих грехах. О тех кого он обидел… Через некоторое время гвардия Присцилы уже не собиралась защищать город, они хотели лишь слушать и взирать на новую мессию, которая рассказала им о том, чего они никогда не знали и не испытывали.
К Але подошла высокая крепкая женщина и со смиренным видом попросила её пройти к её больной госпоже. Але этого почему-то не хотелось, но она не должна была отказывать: ведь на неё смотрели, ей верили. И она проследовала за просительницей в сторону дворца. Народ встретил это возгласами одобрения, и лишь Кея, оказавшаяся позади толпы, заспешила пробраться в первые ряды.
Они вошли в подъезд, и тут женщина резко обернулась. Она резко подхватила Алю и определила её к себе на плечи. Та в один момент поняла тщетность возможного сопротивления и даже не трепыхалась. Через минуту Аля была брошена на пол и оказалась перед Верховной ведьмой Демонического клана Присцилой.
Присцила разглядывала её достаточно внимательно
-- Так вот ты какая, Святая Элеонора. Кто ты, самозванка?
-- Я послана к вам с тем. Чтобы…-она снова начала свою коронную речь, надеясь убедить и этих дамочек, но те, выслушав, лишь усмехнулись.
-- Оставь этот бред для черни. И не мешай мне править. Как, вот, мне теперь объявлять моим подданным о подлоге. И святого отца ты подвела. Мне придётся его жестоко наказать. Кто тебя просил вмешиваться и, вообще, ты ведь, не эльфийка.
--Нет,-- опустив голову, призналась Аля, - я с Земли и очень хочу туда вернуться.
-- Ещё бы, не хотела, - хмыкнула властительница, - поняла, что жареным пахнет.
Ну, может, я тебя и отпущу. Только, поиграешь со мной в кошки-мышки.
-- Как это? – не поняла пленница.
-- Я буду за тобой охотиться, а ты прятаться от меня. Леона, пойди выясни, кто ещё из гвардейцев наслушался этого бреда и предал свою королеву.
Леона, не проронив ни слова, вышла из комнаты. Когда она проходила по анфиладе, ей показалось, что рядом кто-то прячется. Она остановилась и прислушалась. Может, и есть кто-то. Но в первую очередь нужно было успокоить и привести в повиновение народ. Она ещё не догадывалась, что ситуация вышла из-под их контроля полностью, и без Верховной ведьмы ей не справиться.
Когда она открыла дверь, то увидала толпу её бывших соратников. Леона открыла рот, чтобы зачитать заклинание, которое вновь подчинило бы этих эльфов, но тщетно, Все кричали: долой Присцилу, и её, Леону, никто не слушал. Особенно надрывалась высокая эльфийка, в которой подручная Верховной ведьмы вспомнила свою бывшую пленницу, таинственно исчезнувшую из-под замка. Леона сжала кулак и изо всех сил ударила эту девушку в грудь. Та захрипела и свалилась на брусчатку. В следующую секунду Леона была вынуждена захлопнуть дверь, ибо толпа уже ломилась во дворец.
--Вот, фигня какая. Всё серьёзнее, чем я думала. Пока эта кошка играется со своей очередной мышкой, кирдык прийти может.

Присцила шла по комнате, изображая подслеповатую кошку. Аля спряталась за портьеру. Художница всё же жила в ней и сейчас. Свои рисунки перед началом «охоты» она оставила на столике, чтобы не помялись.
Алевтина трезво оценивала свои силы. Она хрупкая и совсем не сильная, чтобы противостоять этой демонице. «Может, они не знают здесь про такие вещи, как карате». Она и сама в этом не разбиралась, но ножку выбрасывать высоко умела. А, самое главное, она поняла, что случаются в жизни и такие моменты, когда надо сражаться, цепляться изо всех сил зубами или ещё чем-то, но не уступать и не сдаваться. А когда Присцила подошла совсем близко к портьере, Аля поняла: бить надо первой.
В голову она не попала, попала в плечо, но ударить умудрилась сильно, чего, собственно говоря, от себя не ожидала. Ударила ещё раз, целясь в живот. Прошёл ударчик! Ведьма согнулась и Аля неумело ткнула её кулачком..
Но так долго везти ей не могло. Присцила очухалась и с диким рёвом бросилась вперёд, в атаку. Будь художница поискушённей в подобных мероприятиях, сумела бы уклониться. Но она дождалась, когда Присцила обхватит её за тонкую талию, и они покатились по полу.
Невероятно, но Присцила не получила преимущества из этого обхвата. Талию Алевтины она выпустила и теперь пыталась ухватить её: то за волосы, то за платье. Аля каким-то чудом вырывалась из этих лап. Они падали вставали, а то и вовсе кувыркались. Одна старалась ухватить соперницу покрепче, другая всё время ускользала.
У неё ещё хватало времени подумать о своём положении и о своём внешнем виде. «Хорошо, что никто из эльфов не видит меня дерущуюся. Тем более, что коротенькое платьице, больше смахивающее на сорочку, бесстыдно задирается чуть ли не на голову. Негоже эльфам видеть свою святую с практически голой попой».
Она неожиданно обхватила негостеприимную хозяйку своим точёными ножками и попыталась сжать их. Присцила крякнула и выпрямилась, приподняв землянку чуть выше. Теперь ситуация стала статичной и выигрывала от этого физически более сильная Присцила. Она вновь обхватила девушку за талию и подтянула её к себе. Затем обе упали, причём, Аля упала на спину, разжав захват. Мощная, потная ведьма наваливалась на неё сверху, а художница взбрыкивала, пытаясь освободить для начала тело, уйти вбок, а затем, попытаться вывернуться. Но она же не борчиха! С каждым подобным рывком, наоборот, Присцила продвигалась выше по её корпусу и сдавливала её сильнее. И вот уже ведьма оседлала её бёдра и прижала руки к полу над головой.
--А ты сильная, - похвалили её Присцила, -вроде тонкая такая. Теперь узнаем, вкусная ли у тебя кровь.
Сзади кто-то вошёл. Аля уже не надеялась ни на что, полностью обмякнув и прекратив сопротивление.
--Это ты, Леона? – не оглядываясь, спросила ведьма,- Рассказывай, что там, а то я хочу помучить эту девочку. Можешь посмотреть.
--Это я, Присцила, Макс, твой изобретатель, а по совместительству, твой главный враг Марк Билоус. Леона же, приказала долго жить. Теперь и твой черёд пришёл.
Присцила обернулась и самодовольно оскалилась.
--Ты мужчина и не можешь поднять на меня руку, твоя протеже могла бы, ты не можешь. Но её я победила, а теперь не мешай мне наслаждаться моей победой.
Она оскалила зубы и наклонилась к беленькой Алиной шее.
Аля не поверила своим ушам. Раздался выстрел. В мире, где воюют мечами и шпагами – выстрел из пистолета, выстрел, сразивший наповал Верховную ведьму Присцилу. Выстрел, спасший ей жизнь и подтвердивший эльфам их освобождение из-под власти Демонического клана. Она медленно поднималась, одёргивая короткое платье.

-- Как же Вы, Макс, смогли выстрелить в женщину и откуда у Вас это?
--Это? – Макс оскалился в улыбке,- с Земли, детка, с земельки нашей родной.
-- Вы, что, тоже с Земли?- продолжала удивляться спасённая девушка.
--А то, откуда же, едрён батон? Вот попалась мне по оказии книжонка интересная, потом сделал ещё один экземпляр, чтобы не потерялось. А потом, смотрю, да здесь лучше, чем у нас. И зимы никогда не бывает, поскольку планета плоская. Ведьма только людям, то бишь, эльфам, жить мешала. Вот я и взял тебя в помощницы.
Он посмотрел на полуобнажённые ноги Али и сглотнул слюнку. Аля, хоть и испытывала к нему признательность, и не только за спасение, всё же почувствовала, как её передёргивает.
--Да, ты не пугайся, девка. Куда мне до святых. А ты - то куда теперь? Здесь останешься или домой: к маме, к мужу?
Аля задумалась. Да, ей по-прежнему хотелось домой. Но она так много вытерпела за эти несколько дней и народ эльфов стал теперь её родным народом. Имеет ли право она, Святая Элеонора, оставить его без своей милости?
-- Имеет,- видимо, она размышляла вслух,-- святые ведь не надолго спускаются к нам, грешным, а потом нас покидают. А людям, тьфу, эльфам, остаётся их вспоминать и ждать: может, в трудные времена они снова вернутся. Ну, иди детка, -он всё же не удержался и слегка шлёпнул святую пониже спины, на что она совершенно не обиделась,- иди, попрощайся со своим народом перед своим вознесением.

-- Кар-р
Она поглядела за окно. На ветке дерева сидела ворона, такая маленькая и настоящая, что её рука сразу стала искать кисть.
--Юра, мне такой сон сейчас приснился. Будто я попала в царство эльфов. Они меня там признали за Богиню, и я сражалась с силами зла.
Она вдруг замолчала. На письменном столике лежали рисунки, совсем крошечные, раз в 16 меньше, чем настоящие. Один из них изображал закат на фоне укреплённого города – крепости. Она взяла его в руки, приблизила к себе. Внизу маленькими буквами было начертано гусиным пером.
«Возвращайся, Элеонора. Мы ждём тебя!»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую темуОтветить на тему
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Страница 1 из 1
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB

ClipMUZ.RU - Смотреть видеоклипы Rambler's Top100