На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   

Лунный Лик. Часть первая.

Автор Nika

Nika

ЛУННЫЙ ЛИК

Клянемся богинями и богами, что амазонки и сабинянки до конца лета сего будут хранить между собой мир.
Клянемся Золотой Артемидой и Черной Гекатой, Аресом и Танатосом.
Клянемся Дианой, Вестой, Виной, клянемся Марусом, Вертумном и Беллоной.
Клянемся не поднимать другую сторону никакого оружия, рукодельного или данного природой.
Клянемся не посягать на Священный Живот, единожды дарованный богами.
Клянемся не вступать ни в какие бои, стычки и поединки, ни под солнцем, ни во мраке ночи.
Той, кто нарушит эту Священную Клятву – позор, презрение, и изгнание навек.


Часть Первая.

Клятва принесла мир. Но она не могла вытравить извечной вражды и соперничества. Обет запрещал оружие – но можно сражаться и без него, тело в тело. Нельзя было сходиться насмерть – но разве обязательно ставить это непреложным условием состязания? А случайная, не преднамеренная гибель – уже в руках не человека, но богов…

Наконец, никакие схватки не могли происходить под солнцем и «во мраке ночи».
Во мраке.
Но клятва никак не касалась Луны!

И те, и другие старательно ждали полнолуния. Прежде всего – чтобы небрежением не прогневить богов. К тому же свет полной Луны дает наилучшее освещение. Ристалищем была выбрана вершина вздымающегося над морем утеса. Высота его на глаз достигала пятидесяти локтей и скала уходила в воду вертикально, без пляжа и отмели. На верху скалы располагалась просторная поляна, со всех сторон окруженная зарослями невысокого душистого сосняка, характерного для всего побережья. Плоская и широкая, эта поляна заросла низкой травой. Гусиная лапчатка, клевер и ромашка создавали упругий ковер – идеальную арену для схваток.

Сабинянки и амазонки приходили сюда в начале сумерек, когда узкие тропинки в сосняке еще видны. Они с треском и шутками ломали сухостой и жгли костры. Пели песни, подкреплялись разбавленным вином и возбуждающими отварами трав. Кое-где звенели песни под цитру и свирель, распевными речитативами звучали сказания о былых битвах и подвигах… Казалось, что девушки и женщины собрались на веселый праздник.

Но гомон затихал, когда над морем начинала восходить луна. Десятки лиц, юных и зрелых, бледных и смуглых поворачивались на запад. Как завороженные, смотрели они, минута за минутой, на восстающий из черного агата моря лунный лик. В эти минуты над поляной слышался только треск цикад. Наконец, весь диск ночного светила показывался на сине-черном небосводе. Тогда из всех пришедших выявлялась самая старшая. Поскольку от нее ничего не зависело, никто не приводил для этой цели согбенных старух. Просто женщина в наибольших летах подбирала две щепки и показывала всем, что они одинаковы. Затем втыкала их в землю на одинаковую высоту и поджигала сверху. Чья щепка горела дольше – те получали право первого вызова. Амазонки всегда считали своей правую щепку – со стороны основного удара, а сабинянки – левую, по расположению сердца.

В эту ночь дольше горела щепка сабинянок. Они собрались в гудящую голосами стайку, из которой вышла Агата – рослая женщина 28 годов от роду. Прямая, статная брюнетка была полностью обнажена. Кожа Агаты отливала золотом в лунном сиянии, высоколобое лицо было проникнуто гордостью за оказанную честь. На широких и мягких устах Агаты играла улыбка. Шелковистые, темно-каштановые волосы свободно падали на спину и сильные плечи женщины. Агата шла в сторону амазонок медленно, плавно-расслабленной походкой, источающей ленивую уверенность тигрицы. Под золотистой кожей ягодиц и широких бедер играли мышцы. Живот сабинянки был плоским и упругим, грудь при ходьбе не волновалась: очень широкая, она выступала недалеко. Женская гордость Агаты была прикрыта лишь ровной гривкой кудрей, а глубокие пахи – до блеска выбриты.

Агата прошлась перед амазонками. Вгляделась в лицо одной, коренастой крепышки… Постояла в секундном раздумье перед цветущей белокудрой красавицей…И положила руку на плечо третьей. Тут же все остальные издали единый вздох удивления: Агата вызвала Хелену! Со стороны сабинянок донеслись восторженные реплики: «Агата пошла на Хелену! Наша отважная Агаточка!!! Вот это будет схватка!!!». Амазонки не преминули ответить колкостями: «Дурочка ваша Агатка! Хелена ее уничтожит!»

Сама Хелена молчала. Ее широкоскулое лицо не дрогнуло, когда теплая ладонь сабинянки легла на плечо. Амазонка казалась статуей, отлитой из темной бронзы. Ее иссиня-черные волосы были туго стянуты боевым узлом на затылке. Чуть прищурив карие глаза, Хелена оценивающе посмотрела на Агату. Она была чуть ниже сабинянки, но пошире в плечах, бедра же обеих смотрелись одинаково сильными. Тело амазонки при этом казалось более мускулистым, чем женственный стан Агаты. Прошла еще одна секунда – и Хелена уверенно положила свою руку на плечо сабинянки.

Вызов был принят. «Как мы сойдемся?» - в устах Агаты это звучало буднично, словно она спросила «Как мы оденемся?». Право выбора условий схватки было за Хеленой. Столь же просто амазонка ответила «В разбежку. Без запретов». Агата спокойно кивнула: она понимала, что выбрала ее противница.

Под лунным сиянием трава на поляне казалась серебряной. Молодые женщины разошлись на ее дальние края. Затем обе приложили, каждая себе, правую руку под левую грудь. Хелена дополнила эту позу прикосновением к своему женскому месту, не тронутому бритвой, Агата – к низу живота. На безмолвном языке это обозначало одно и то же: соперницы показывали, что не боятся выдать свои самые чувствительные места. Остальные молчали, изредка перешептываясь.

Словно по команде, Агата и Хелена начали сближение. Хелена побежала размашисто, быстро разгоняясь и высоко подымая колени. Сабинянка – мелкой тихой трусцой, не увеличивая скорости. Руками они не закрывались, они двигались в обычной беговой отмашке. Хелена быстро сокращала расстояние. Когда оно достигло нескольких шагов, сабинянка странно вильнула влево, словно нарочно подставляя печень под пинок Хелены…И он случился тут же! С азартным, хриплым воплем «Ххх-хэээу!» амазонка с разбега выстрелила ногой в верх агатиного живота…

…И поразила лишь смолистый ночной воздух. Сабинянка предвосхитила чудовищный пинок, провернувшись на одной ноге и оказавшись сзади Хелены, которая едва не упала лицом вперед, но, приземлившись, поймала равновесие широко раскинутыми руками. Но именно в тот миг, когда амазонка балансировала на одном месте, Агата, продолжая трусящие припрыжки, с проворота пнула ее сзади на уровне талии. Хелена туго, низко взвыла – ступня Агаты сотрясла ей правую почку. Она машинально схватилась правой же рукой за спину, прогибаясь назад на широко расставленных ногах…

…Фатальный удар Агаты тут же поразил ее. С мелкого подпрыга сабинянка снова пружинисто выбросила ногу – и вбила взъем ступни прямо в промежность Хелене. Амазонку подбросило вверх. Она издала утробный, хриплый рев и запоздало прижала обе ладони к низу, а бедра плотно свела. В этой жалкой и неустойчивой позе амазонка едва не упала, но, шатаясь, с трудом сохранила равновесие… Эти мгновения были наполнены воплями наблюдавших: амазонки ужасались, сабинянки ликовали и требовали от Агаты новых ударов. Но осторожная сабинянка считала Хелену опасной и в «женском шоке», как в просторечии называли такое состояние. Она не стала подходить к оцепеневшей, полусогнутой сопернице спереди. Постоянно подскакивая и перетаптываясь, Агата заняла позицию слева от Хелена. Амазонка по-прежнему была парализована болью. Ее лицо, обычно бесстрастное, было теперь перекошено, рот – судорожно раззинут, а щеки стиснуты и покрыты бисеринками холодного пота.

«Хелена! О, Хелена! Держись!!!» - надсадно кричали ей амазонки, но их разноголосица звучала скорее жалобно, чем уверенно. Зато сабинянки азартно скандировали: «До-бей! До-бей! До-бей!». Агата мельком улыбнулась подругам – и исполнила их пожелание. Крепкое колено с очередного подскока было сбоку послано в левую грудь Хелены, видневшуюся из-под спущенной в промежность руки. Туго, надсадно застонала амазонка и стала шататься из стороны в сторону. Агата поражала ее в область сердца, но она не была уверена в точности попадания, тем более, что противница непостижимым образом еще оставалась на ногах. Сабинянка поняла, что Хелена «поплыла», но с учетом сложения и силы духа амазонка еще может оправиться… Поэтому Агата, не мешкая, зашла ей за спину, схватила за локти и заломила руки амазонки назад, выдергивая их из промежности. Тут же Агата просунула ногу между смуглых от загара бедер Хелены. Та почти не сопротивлялась – только охала. Сабинянка сделала несколько ритимчных ударов коленом строго вверх. Все они, один за другим, разили в бархатистую линию между женским и задним входами.

Парализующая, нетерпимая даже для Хелены боль пронизала ее внутренности – от заветных до самого сердца. Амазонка закатила глаза, несколько раз широко распахнула рот – и обмякнув, повисла на локтях, как распятая. Агата развела руки, выпуская локти соперницы – и Хелена мешком рухнула на траву. Она лежала на боку в нелепой, изломанной позе. Из приоткрытого рта знаменитой воительницы свисала ниточка слюны.
Амазонки молчали. Только одна из них, совсем молоденькая, всхлипывала: «Хеленка…Хеленочка…Милая…Как же…Как же…». Зато сабинянки ликовали, рукоплескали, хохотали, орали, улюлюкали! Еще бы! Их подруга, длинноногая красавица Агата, победила самую знаменитую и опасную амазонку! И как победила! Как малолетку! Сразу повела бой и просто растерзала болью хваленую Хеленку!

Сама же Агата, медленно отходя от напряжения, поклонилась своим поклонницам и поправила растрепавшиеся в схватке локоны. Затем она нагнулась и взяла неподвижную Хелену за лодыжки. Амазонка оказалась тяжелой. Но у Агаты хватило силы, упираясь в траву ногами, поволочь ее к обрыву. Когда сабинянка уже слышала снизу отдаленный рокот волн, к ней подбежала заплаканная амазонка. Агата знала ее. Это была хеленина двоюродная племянница Олка - невысокая, ладная, коротко остриженная девочка 19 лет от роду. Дрожа и всхлипывая, она стала молить Агату не сталкивать побежденную в море.

В сердце Агаты не было особой ненависти к Хелене. Она поняла, что бесчувственная амазонка, скорее всего, захлебнется и утонет. Вспомнив слова Клятвы, женщина усмехнулась:

- Будь по-твоему, Олка. Только ты сама потащишь обратно свою тетушку!


Разместил: admin [20/04/2008]

 
Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Связанные темы

Автор Nika

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

ClipMUZ.RU - Смотреть видеоклипы Rambler's Top100 Скачать с YouTube 4K