На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   

ТУРНИР В БОЙТАТЕ. КОЛЬЦО ВТОРОЕ

Автор Nika

ТУРНИР В БОЙТАТЕ. КОЛЬЦО ВТОРОЕ
(начало)

Второе Кольцо – поединки обнаженными с ножами, до сдачи или смерти. Победившим – меч, щит и десять монет.

Меньше всего Ритте хотелось, чтобы жребий свел ее на кинжалах со стройной Аталидой, с ее новой подругой, приведшей женщину на турнир к Томирис Великолепной, владычице далекой твердыни Бойтата. Слова «жребий» и «жрец» недаром родственные – служительницы Богини Подземного Мира объявляли ее волю участникам турнира непосредственно перед выходом на арену – квадратную травянистую поляну, замкнутую стенами, на которых восседали зрители со всех концов Эйкумены. Ожидая своей таблички с именем противника, Ритта волновалась. Уже раздетая донага, уже получившая из рук распорядителя короткий, почти игрушечный прямой нож, женщина облизывала пересохшие губы. Аталида тоже нервничала. Стройная девушка переминалась с ноги на ногу и тревожно смотрела в проем ворот, ведущих на арену. «Не трусь! – похлопала ее Ритта по упругой загорелой ягодичке, - используй все, чему я учила тебя в нашем долгом пути. Кого бы тебе ни послал жребий – не считай противника ни сильнее, ни хуже себя. Не ведись на издевки, не реагируй на угрозы. И не спеши бить ножом, милая! Нарвешься на контрудар. Сначала врежь в промежность, добавь изо всей силы в висок, в дыхло или под сердце. После этого блокируй или отними вражеский кинжал. И только потом – поражай сама, ясно! Бей в брюхо, сильно бей. В живот – это наверняка. Засадишь лезвие в кишки – значит, наповал…» Тонкое, немного лисье личико Аталиды стало серьезным. Девушка тихо спросила: «А если…Если жребий сведет нас с тобой, Ритта…Ты тоже будешь мне бить в брюхо и наповал?». Ритта жарко обняла подругу, прижалась грудью к заостренной крепкой груди девушки: «Что ты, Аталидочка! Ведь сегодня можно драться и просто до сдачи!» Девушка облегченно улыбнулась, на ее щеках проступили ямочки: «Тогда сдаваться придется тебе, милая Ритта!»

Но тут, ударяя о землю посохами, из подземной галереи вышли жрицы, одетые в мешковатые балахоны, и без единого слова стали раздавать участниками турнира глиняные таблички с именами соперников. Кто-то, получив жребий, беспечно расхохотался, а кто-то грязно выругался. Ритта была ближе к последнему. Ей выпал бой против Тайши, матерой скифской волчицы, известной своей жестокостью. Аталиде досталась стройная сабинянка Папилла, ученица своего грозного отца, а сам Папилл должен был сойтись с маленькой Машикой, тридцатилеткой из Тагара и риттиной землячкой. Еще одну сильную пару составила 25-летняя амазонка Синтия и Зимби, прибывшая из загадочной Нубии... Но наибольшее волнение среди участников турнира вызвало то, что снова суждено было сойтись лицом к лицу мускулистой амазонке Охри и Фаону, красивому юноше, который накануне одолел ее в рукопашной. Скрутив беспомощную девушку, он нанес ей смертельное оскорбление, плюнув прямо в женское достоинство. Было понятно, что их поединок будет идти не до сдачи…

..Впрочем, первой парой на арену вышли Папилла и Аталида. Ритта была довольна, что ее юная подруга сразу вступит в схватку не истомившись бездействием. Папилла, длинноногая брюнетка, смотрелась еще привлекательнее, чем вчера, когда она одержала свою первую победу. Свои пышные мелкие кудри она собрала на затылке в боевой хвостик, заколотый золотой застежкой, на тонкие руки и лодыжки надела сразу по несколько золотых же браслетов. Против нее смугловатая и никак не убранная для боя Аталида смотрелась замарашкой и сразу попалась сабинянке на язычок: «Что, козопаска? – дразнила ее, пританцовывая, Папилла, - небось, первый раз взяла в руки клинок? Ничего, это будет и твой последний раз!» Но, слушаясь Ритту, девушка не отвечала на обиды. Пригнувшись, Аталида ждала, пока противница приблизится. Далеко не новичок в подобных поединках, сабинянка попыталась для начала поразить Аталиду пяткой в живот, но та грациозно увернулась и сама ответила болезненным пинком под коленную чашечку. Сабинянка взвыла: «Сууука!!!», но ей хватило благоразумия отступить. Вынужденная хромота лишила ее главного козыря – подвижности. Но красавица встречала Аталиду выпадами ножа в грудь, не давая шанса на ближний бой. Вдруг юная пастушка резким рывком обогнула ее справа. Папилла закрыла локтем печень и провернулась вслед за ней, но Аталида правой ногой лягнула соперницу в пах. Сабинянка громко застонала и скрючилась от боли. Тут же с ней было покончено. Аталида свободной рукой перехватила ее запястье и заломила руку с кинжалом за лопатку. Свое же оружие риттина ученица уткнула острием прямо между выпирающих светло-бронзовых ягодиц Папиллы. С плохо скрываемым торжеством Аталида процедила ей в ухо: «Сдавайся, дрянь! Иначе всажу тебе нож прямо в задницу!» Хлюпая, Папилла согласно замотала головой.

Могучий Папилл, разъяренный поражением дочери, со всей яростью накинулся на невысокую, коротко остриженную Машику из Тагара. Ритта с тревогой следила, как она на пределе возможностей отражает каскады резких выпадов ножа…Сабинянин не ведал жалости. Его лысый череп мелькал на арене, словно шаровая молния. Раз за разом Папилл стремился со всей силой сорокалетнего мужа вогнать оружие в обнаженный живот Машики. Женщина металась, как загнанная в силки птица, уходя от уколов и не помышляя о собственных…Только один раз она попыталась пнуть Папиллу под мужские органы, но попала в бедро. Боль от этого еще больше разъярила сабинянина. Казалось, его нисколько не пугал острый стилет, которым его встречала сероглазая Машика. Один раз воин ловко отбил запястье женщины ударом колена, потом же перехватил острие рукоятью своего ножа и скрещенные клинки взметнулись вверх, к жаркому предполуденному солнцу… Машика каждой клеточкой своего упругого, мраморно-белого тела пыталась удержать врага, но Папилл с животным рычаньем навалился ей на грудь. Тагарка прогнулась назад, дрогнула… и с шумом рухнула на спину. Захохотав, бородач пнул ее под левую почку и следующим пинком далеко отшвырнул выпавший из руки нож. Распростертая Машика, кривясь от боли, успела только приподняться на локтях. Папилл уже стоял над ней. По-бараньи подпрыгнув, воин вбил пятку в солнечное сплетение соперницы. Машика дернулась всем телом, перевернулась на бок и стала судорожно скрести траву маленькими пальцами. Ритта видела ее плотно зажмуренные глаза и разинутый рот: ужасный прием лишил Машику дыхания. А Папилл, даже не требуя признания своей победы, ухватил растерзанную женщину за обе ноги. Хохоча, он тащил обнаженную тагарку волоком по траве, под рукоплескания и свист, чтобы швырнуть ее, как тряпичный куль, ко входным воротам.

Ритта была потрясена поражением соплеменницы, она очень волновалась за жизнь смелой Машики… И тут, как назло, объявили ее выход против Тайши. Стараясь забыть вид уничтоженной подруги, женщина, щурясь, вышла на залитую солнцем траву арену. Ее встретили радостными воплями – публика запомнила красивую и быструю риттину победу накануне, когда женщина сокрушила совсем юного соперника…Бурную реакцию вызвало и появление Тайши. Гладкое, терракотового цвета тело кочевницы было не по-скифски гладко выбрито: только на самом лобке оставалось пятнышко мелких волос, тогда как Ритта лишала растительности только паховые впадины и подмышки. Зато оружие Тайша выбрала себе на степной вкус – вспарывающее, с искривленным лезвием. Узкоглазое, скуластое лицо скифки было бесстрастным, Ритте вспомнились каменные изваяния, во множестве стоящие на пустынных перекрестках… Тайша мягкими шажками приблизилась к ней, непроизвольно облизнула губы. «Я завалю тебя, Ритта, - сухо сказала она, - сдавайся или сдохнешь.» Ритта не без вызова отставила стройную ногу: «Тагарка лучше скифки! – отчеканила она ответ, - и поэтому ты, а не я, свалишься подыхать!». В ответ Тайша низко пригнулась, отставляя в сторону нож. Похожую стойку приняла и Ритта. В полной тишине две обнаженные женщины стали описывать сходящиеся круги, не отводя глаз друг от дружки. Но нервы тагарки оказались крепче: Тайша первой решилась на удар! Это был опаснейший из приемов – припав на колено, скифка направила нож в риттин пах снизу. Увернуться было невозможно. Но тагарка, вопя от непроизвольного ужаса, все же отбила вражеское оружие своим, тайшин кривой клинок отошел в сторону. Не мешкая, Ритта встретила противницу кулаком в грудь. Лицо Тайши скривилось, рука с ножом подалась, слабея… Ритта повторила удар, теперь он шел в поддых. Скифка дернулась и всхлипнула. Чувствуя преимущество в какую-то долю секунды, ловкая тагарка вернула нож и всадила его в открытый живот противницы.

Тайша тихо, утробно взвыла: «А-ааы-ыыыййй!!!». Нож попал ей ниже пупка на пару дюймов и поразил болевое сплетение. Поэтому скифка прекратила схватку. Выронив свой нож, она зажала обеими ладонями низ живота и осела на коленки. Ерзая, ахая, пуская ручейки слез по широким щекам, она пыталась совладать с болью. Но боль была сильнее. Слезы текли все обильнее, маленький рот раненой превратился в страдальческое «О», глотающее воздух. Ритта не отрывала от нее глаз. Жестокая Тайша страдала с каждой секундой все больше, ее плечи и маленькие плоские груди дрожали. Скифка стала напряженно шептать слова молитвы. Немного зная ее язык, Ритта поняла: раненая просит у Бога Голубое Небо прощения за то, что опозорила свой род и проиграла бой чужеземке, а главное – молит поскорее прервать ее муки. Ритта запустила пальцы в жесткие черные волосы скорчившейся на коленях Тайша, повернула к себе ее мокрое от слез лицо: «Хочешь, я прикончу тебя!? – О да, милосердная Ритта… - Тогда признай себя побежденной, скуластая сука! – О-ооо…Ты победила меня… Я подыхаю, ты так больно меня ударила! Ой, совсем невмоготу терпеть! Давай же скорее, порази мне грудь!». Ритта не заставила себя долго ждать. Найдя точку под левым соском Тайши, она тяжелым толчком всего тела послала ей нож в сердце. Скифка вскрикнула, дернулась – и бездыханной завалилась на спину, выбрасывая из-под себя ноги.

Дрожа от медленно сходящего напряжения, на трясущихся ногах Ритта кое-как ушла с арены, хотя под ноги ей падал настоящий дождь цветов! Аталида ждала ее у самого входа, с кувшином теплой воды, чашей вина и огромным куском мягкого полотна. Выпив за трудные победы, подруги привели себя в порядок и под приветственные крики зрителей поднялись на стену. На них обратила внимание повелительница Томирис – осанистая волоокая женщина лет пятидесяти, с искусно закрашенной сединой и холодными, как сталь, глазами. «Вы прекрасно дрались сегодня, о Ритта и Аталида! – сказала она и жестом пригласила к себе под расшитый балдахин, - я хочу угостить вас и разрешаю рядом со мной смотреть состязания дальше!». В ответ Аталида едва не фыркнула какую-то дерзость, но Ритта успела дернуть ее за руку. Подруги уселись в резные кресла, проворные служанки сразу же поднесли им кислого терпкого вина и местных сладостей. Незаметно разминая затекшие бедра, Ритта и Аталида стали с самого удобного места смотреть на другие поединки.

«Фу, как неинтересно!» - капризно фыркнула Аталида, когда амазонка Синтия в считанные секунды расправилась с самой необычной участницей турнира, шоколадной нубийкой Зимби. Она была почти на голову выше, чем златовласая красавица Синтия. Шипя, топоча и потрясая ножом, темнокожая девушка бросилась в атаку, но была остановлена точнейшими ударами босых ног в живот и под ребра. Зимби захлебнулась болью и выронила нож, а сероглазая Синтия, словно играя, подсекла ей коленки и разложила грудью и лицом на траву. Несколько раз поразив нубийке почки, амазонка обозначила свою победу, неглубоко воткнув нож в обе ягодицы опозоренной Зимби. Зато следующий поединок вызвал на стенах гомон и оживление. Еще бы, непримиримая вражда, Фаон против Охри! После вчерашнего разгрома амазонка выглядела свежей и хорошо отдохнувшей. «Наверняка Томирис удружила своими знаменитыми массажистами!» - не без зависти подумала Ритта, глядя, как под светлой и гладкой кожей полностью голой Охри мягко играют мускулы. Правда, девушка очень коротко остригла свои светлые кудри, открыв шею и уши с небольшими сережками, от чего ее узкое лицо казалось еще более вытянутым. Вокруг пупка Охри нарисовала тройной язык пламени – знак того, что она дерется только насмерть. Впрочем, красавец Фаон вряд ли знал символы амазонок. Его идеально выбритое гибкое тело блестело от умащений, густые золотистые кудри ниспадали на плечи. Со стен раздалось несколько восторженных юношеских возгласов: «Фаон! О прекрасный Фаон! Мы любим тебя! Ты достоин победы!».

Соперники стали неторопливо сходиться. «Как он виляет бедрами! – язвила Аталида в адрес юноши, - даже Папилла так не выставлялась!» Обезоруживающе улыбаясь, Фаон сказал сопернице: «Привет тебе, плоскогрудая мразь! Ты осмелилась на повторную встречу, да еще выстригла передок? Так знай, что издохнешь ты очень некрасиво – я выпущу тебе на травку все кишки!» От такой угрозы по стене прошел рокот изумления, но Охри только поджала губы: «Все сказал, подонок? Тогда сражайся!». Наступила такая тишина, что одинокий шмель, лакомящийся орешками в меду, казался громовым раскатом…Пружинящей, легкой походкой, держа нож на уровне талии, Фаон стал подступать к Охри. Амазонка чуть пригнулась, удаляя живот. Уверенный в себе, ее соперник решил повторить вчерашний успех и перво-наперво пустил в ход не нож, а кулак. Угрожая тычками острия сбоку, Фаон сумел дважды стукнуть в маленькую грудь Охри, вызвав у девушки болевые крики. Затем юноша поймал ножом оружие амазонки, которое она выставила слишком далеко, резко крутанул лезвием – и все ахнули! Охри была обезоружена. «Ну что, поганка, ты готова подыхать?» - почти миролюбиво улыбнулся Фаон…И получил ногой в промежность. Пинок Охри был молниеносен. Расслабившийся красавец по-оленьи закричал, выронил нож и захватив руками гениталии, осел на четвереньки. С удобного места Ритта прекрасно видела, как его лицо побледнело и покрылось испариной. Но зрелище было недолгим. Охри, зарычав, схватила его за кудри и вбила пятку под грудью. Фаон захрипел и растянулся навзничь. Он беспорядочно дергал ногами и разевал рот. Дальнейшая расправа была недолгой. Охри быстро подобрала свой нож и присев рядом, двумя руками вогнала все лезвие в низ живота поверженного Фаона. Раненый юноша так громко взвыл от боли, что заглушил даже возбужденный шум зрителей. Охри не отпускала торчащую из его тела рукоятку. Приподнявшись на одно колено, девушка встряхнула клинком в кишках. Смертельно раненый красавец прекратил кричать. Приоткрыв рот, он перевалился на бок и стал механически семенить своими стройными, гладко выбритыми ногами. «Победа! – в восторге завопила Аталида, - Охри порвала ему потроха!»

Не обращая на девушки никакого внимания, Томирис повернула голову в сторону Ритты: «Красивая победа, хотя и трудная, - холодно сказала она, - Я с самого начала говорила, что Охри – это восходящая звезда моего турнира!». С легким поклоном Ритта ответила:
«О да, повелительница, я тоже сочувствовала амазонке.» «Еще бы! – в голосе Томирис рокотнул металл, - интересно будет, если вам суждено будет сойтись с нею насмерть! Впрочем, пока рано об этом. Посмотрим-ка на самую интересную пару Второго Кольца».


Разместил: admin [12/07/2008]

 
Средняя оценка: 5
Ответов: 2


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Связанные темы

Автор Nika

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

ClipMUZ.RU - Смотреть видеоклипы Rambler's Top100 Скачать с YouTube 4K