На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   

ТУРНИР В БОЙТАТЕ. КОЛЬЦО ВТОРОЕ (часть 2)

Автор Nika

ТУРНИР В БОЙТАТЕ. КОЛЬЦО ВТОРОЕ
(продолжение)

Второе Кольцо – поединки обнаженными с ножами, до сдачи или смерти. Победившим – меч, щит и десять монет.

В Скифии такую судьбу зовут «огненной», в далеком Тагаре – «поздней», а в Бойтате, твердыне северных степей, что известна своими бойцовскими турнирами – «детской». Такую судьбу, когда годы идут, девушка становится молодой, затем зрелой женщиной, познает вкус самых разных сторон жизни, рожает и выкармливает ребенка, достигает определенного положения…И все равно при этом остается задиристой и непредсказуемой девчонкой, авантюристкой и сорвиголовой, агрессивной, по по-подростковому ненасытной и настолько самолюбивой, насколько это обычно бывает в 14-18, но никак не в 30 лет! Именно такими были две участницы турнира, схватку которых Ритта и Аталида удостоились наблюдать из-под пышно убранного балдахина Томирис, Властительницы Бойтаты.

Во многом они были похожи даже внешне: рослые, очень стройные, соблазнительно длинноногие, предельно горделивые женщины! Фракийке Ирине исполнилось 28 лет. По традиции своего народа она носила на макушке маленький колпачок из тонкого фетра, который прикрывал голову и от палящего солнца, и от возможных ударов в темя, помрачающих в бою сознание. Из-под колпачка на широкие плечи Ирины свободно падали волны каштановых кудрей, которыми она заслуженно гордилась. Строгие ярко-зеленые глаза горели на точеном лице, твердость характера фракийки подчеркивал маленький, но выступающий вперед подбородок и широкие крылышки носа. Все ее тело покрывал густой загар. Грудь Ирины была небольшой, идеально круглой, с крошечными сосками посреди темно-коричневых венчиков, черный пуп – глубоким, несмотря на плоский, упругий живот. Низ красавицы был убран тоже по-фракийски. От самого заднего прохода и до верха лобка шла узкая, но густая грива черных кудрей. На нижней границе живота она становилась едва видной дорожкой, но подымалась дальше вверх, до самого пупа. Это было принято считать знаком мужества, силы и благородной крови. Сызмальства натасканная на драку и борьбу, беспощадная и самовлюбленная, Ирина проявила себя сначала в совместных с амазонками набегах на Элладу, а потом с большим успехом выступала на гладиаторских аренах в отдаленных колониях Рима. Ее красота, гордость и жестокость стали известно далеко за пределами Фракии.

Многие не любили Ирину, но больше всех – Тоша, горделивая женщина 33 лет от роду. В ее жилах смешалась кровь сабинянки и скифа. Впервые она отличилась в знаменитой битве сабинянок с амазонками. Соратницы тошиной матери потеряли лучших воительниц и были близки к поражению, но 16-летняя Тоша осмелилась пойти в бой агешкой, обнаженной копьеносицей, и в этом рискованном обличье свалила насмерть троих амазонок намного старше себя. Теперь это была тонконогая и осанистая женщина с не знающей загара кожей сливочного цвета. Короткие волосы Тоши, каштановые с рыжинкой, были собраны в два девчоночьих хвостика над висками, открытые уши были украшены сережками из серебра. Острые скулы и подбородок выдавали скифскую кровь, а заостренный нос, большой узкий рот и серые глаза достались от матери. Тоша была поуже в плечах, чем Ирина, зато ее грудь смотрелась более женственной, имея грушевидную форму и чуть отвисая вниз. Хотя крупные розовые соски Тоши смотрели вперед, выделяясь посреди обширных пупырчатых блюдечек… Тошин пуп был неглубоким и совсем маленьким, низ живота выступал вперед крепким мраморным куполом. Женщина до блеска выбрила себе жилистые паховые впадины и маленькие губки устья. Только на лобке Тоша оставила выстриженные очень коротко волосики – явно подражая едва оперившимся девочкам.

Путь обеих женщин в Бойтату был далеким и они опоздали к началу Первого Кольца. Но зная о взаимной ненависти Тоши и Ирины, Властительница Томирис разрешила им сразу состязаться с кинжалами. Не сговариваясь, соперницы выбрали самые тонкие и миниатюрные… И теперь Ритта с Аталидой сверху наблюдали за их приготовлениями. Полностью голые и босые, женщины разминались, не обращая друг на дружку никакого внимания. «Какая же она пружинистая!» - завистливо охнула бывшая пастушка, когда Ирина после нескольких низких приседаний запросто села на шпагатик… А Тоша, пыхтя и кривясь, старательно била себя в низ, центр и верх живота массивной костяной рукоятью своего кинжала. Ритта объяснила подруге, что это старинная сабинянская техника повышения болевого порога. Только когда Томирис самолично ударила в гонг серебряным молоточком, Ирина и Тоша повернулись лицом друг к дружке. «Вот мы и встретились, Тоха! – ядовито улыбнулась фракийка, - Давненько я мечтала свалить тебя к моим ногам!». Тоша по-змеиному быстро облизнулась и пожала тонкими плечами: «Мечтать не вредно! Но валяться сегодня будешь ты, Ириха, с ножом в потрохах!». Она так же исковеркала имя противницы - «Ах, так? – скрипнула зубами Ирина, - тогда покажи, на что ты способна!»

Но ни Тоша, ни Ирина не спешили атаковать. Пригнувшись, медленно переставляя ноги, подбирая животы и отставляя зады, обе женщины стали описывать томительно-долгие круги по ходу солнца, уже невыносимо палившего с высоты зенита. Первой стала обливаться потом Тоша, но потом и темно-загорелая фигурка Ирины стала блестящей, как отполированная бронзовая статуэтка. Круг за кругом, круг за кругом – и никакого сближения. Словно противницы сговорились драться на закате и просто тянули время… Впрочем, нет! Ритта наметанным глазом приметила, что Тоша исподволь готовит атаку – выдвигает вперед колено и пригибается еще ниже, буравя Ирину своими злыми серо-зелеными глазами… С высоты зрительской ложи было очевидно, что Тоша намерена сделать низкий, стелющийся рывок, завершающийся выпадом острия в область паха Ирины. Но что это? Фракийка по-журавлиному подтянула к себе одно колено, а нож подняла к правому уху… «Разгадала, сука!» - процедила сквозь зубы Тоша и приняла исходную стойку. «Что случилось?» - спросила удивленная Аталида. Ритта объяснила юной подруге, что Ирина поняла замысел соперницы, и если бы Тоша ринулась в атаку, то пах кудрявой девушки был бы заранее прикрыт, а она сама сменила бы ногу, провернулась волчком и сзади всадила бы нож в спину поразившей пустоту Тоши.

После этого обмена угрозами Ирина стала плавно менять тактику. Пластичная, очень грациозная, фракийка от скользящего кружения перешла к пробежкам и наскокам. Ее длинные и сильные ноги начали быстрый, в ломанном ритме, боевой танец. Поневоле в него вовлеклась и Тоша – она тоже начала прыгать и метаться. Несколько раз кинжалы соперниц устремлялись в поисках цели. Обе женщины прагматично метили в живот, чтобы единственным жестоким ударом достичь победы. Крича и гримасничая от напряжения, Тоша и Ирина отскакивали, уворачивались и парировали смертельно опасные выпады, все ускоряя и ускоряя свои движения… И тут зоркая Ритта приметила: если Ирина прыгает и скачет с прежним проворством, то с Тошей что-то происходит! Метиска стала приоткрывать рот, постанывать и озираться. Ее левая рука все чаще машинально вскидывалась вверх, на уровень груди. «Что с ней?» - спросила подругу любопытная Аталида, с удовольствием отхлебнув кислого вина от щедрот Томирис. Ритта объяснила: у Тоши низкая и мягкая грудь, которая постоянно сотрясается от резких движений, а это, в свою очередь, вызывает у женщины нарастающую боль и трудности с дыханием. Заметила это и Ирина: «Что, сиськи заныли? – хохотнула она в перекошеное лицо заклятой соперницы, - ничего, сейчас еще больнее будет!». Тут же Ирина сделала шаг вперед. Тоша отреагировала защитным движением клинка – она опять ожидала удара в живот. Но Ирина брыкнула ее ногой и попала в гладко выбритый левый пах. Тоша заорала от внезапной боли. Она переломилась вперед и схватилась свободной рукой за ушибленное место, но едва фракийка шагнула к ней, как едва не напоролась низом живота на резко выставленный нож. Фыркнув, словно ошпаренная кошка, темнокудрая красавица отпрянула назад, дав Тоше возможность отойти от болевого попадания. «Сука, ты пинаешься в низ! – угрожающе процедила Тоша, - так дерутся только шлюхи…Грязные фракийские шлю…

…Она не успела закончить, поскольку Ирина подскочила, как молодой заяц, и в воздухе брыкнула противницу пяткой. Тоша всхлипнула и пошатнулась, зрители разразились свистом и хлопками. «Похоже, попала в дыхло» - сказала Ритта вслух. Судя по всему, так оно и было. Тоша едва не завалилась назад, но тут же выпрямилась и начала переламываться в поясе, клонясь грудью к самым коленкам. Левой рукой она обняла себя за верх живота и широкими глотками пыталась хватать воздух. Правда, кинжал метиска держала настороже, не давая Ирине сразу же заколоть себя – фракийка пританцовывала в паре шагов, с опаской посматривая на хлюпающую разинутым ртом Тошу. «Что, Тоха, поймала? – ухмыльнулась смуглянка, хищно раздувая крылья носа, - лучше сдайся сейчас, тогда, тогда подохнешь быстрее!». «Ну ты и су-у-учка-ааа…» - выдавила из себя Тоша, пытаясь вернуться в полноценную боевую стойку. Но она не успела. Ирина резко шагнула к сопернице. Метиска с визгливым ревом выбросила ей острие слева в грудь. Но смуглокожая дочь Фракии была на высоте! Она с лязгом отразила клинок Тоши собственным и, не дожидаясь силового противостояния, вбила колено в едва заметный ворсик на ее лобке. Тоша взревела от боли. «Теперь она проиграет – прокомментировала Ритта ее положение, - Ирина поразила ее по-фракийски, в пузырь и в матку. Это ошеломляет всех женщин, милая моя Аталида!»

Ритта оказалась права. Тоша скрючилась, обливаясь слезами. Левой рукой она захватила отбитое место, правда, правой еще удерживая рукоять ножа. Но Ирине хватило резкого взмаха своим, сверху вниз – и оружие метиски выпало к ее ногами. Тоша попыталась поднять его, но не успела. Издав азартный боевой вопль «Ииии-Ва!» Ирина левой рукой ухватила ее за острый подбородок и стала заламывать голову назад. Чтобы противостоять этому, Тоша разогнулась и, что-то бессвязно мыча сквозь тонкие пальцы Ирины, стала хватать ее за руку. Но обнаженная фракийка была неудержима! Она распрямила долгое белое тело соперницы, заваливая назад. Тоша едва не падала, переступая на цыпочках…А Ирина, улыбаясь уголочками рта, воткнула ей нож прямо в открытый пупок! Метиска бешено задергалась всеми членами, инстинктивно пытаясь избавить свою беззащитную плоть от колющего жала. Но ее судьба была решена. Снова закричав свое «Иииии-Ва!» фракийская воительница толкнула вперед плечи, локоть и бедра, всаживая по самую рукоятку в напряженный живот верещащей от ужаса Тоши.

Отчаянный вой метиски тут же перебил рев публики. Те, кто ставили на Ирину – ликовали, кто симпатизировал Тоше – орали от негодования. Аталида тоже вскрикнула, Ритта сжала ее колено пальцами. Зрелище эффектного и заведомо смертельного приема не оставило равнодушным и Томирис. Властительницы Бойтаты встряхнула гирляднами бус и сережек, непроизвольно охнула, но тут же осеклась, облизала полные губы и низким голосом сказала Ритте: «Прекрасный удар, не так ли? Не просто в кишки ножом, а через пуп!» Опустив веки, Ритта вежливым кивком согласилась с ней. И вполне искренне: Ирина одолела Тошу изящно и жестоко, поставив блистательную точку во многолетнем соперничестве двух женщин «огненной судьбы». Впрочем, поразив соперницу, фракийка сразу отпрянула назад, даже не вернув нож. Стройная смуглянка не без оснований опасалась, что боль придаст раненой последний импульс, и Тоша сумеет поднять свой нож…

…Но этого не случилось. Получив жестокий удар, скуластая Тоша сама отскочила от Ирины, ее ужасный вой быстро ослаб до жалобного, прерывистого стона. Обеими руками она схватилась за торчащую из тела ручку вражеского оружия и, пригнувшись чуть вперед, суетливо топталась на одном месте, подпрыгивая и семеня длинными ногами. По ее губам Ритта понимала, что раненая повторяет одни и те же слова – «Больно», «Сука» и «Пуп». Девчоночьи хвостики на ее голове тряслись, придавая движениям Тоши гротескный комизм. Но от боли, изнутри рвущей пробитый живот, метиска быстро расслабилась. Перестав подскакивать, женщина сделала несколько слепых шажков и опустилась на колени. Она так и не отпускала рук от ирининого клинка, жмурясь и глотая ртом ускользающий воздух…Ирина же, пританцовывая вокруг нее, элегантным движением точеной ножки отшвырнула в сторону лежащий в траве нож соперницы, так и не изведавший ее плоти. «Почтеннейшие зрители! – фракийка подняла лицо вверх, - Прошу полюбоваться! Вы видите, кто из нас на что способен! На моем теле ни царапинки, а ничтожная мерзавка Тоха стоит предо мной на коленях и готовится издохнуть на ваших глазах! Эта чванливая неумеха дралась, как девчонка – выставила пуп мне под нож и получила его в кишки по самую рукоятку!».

Пока Ирина куражилась под крики и рукоплескания, Тоша, стоя на коленях, уперлась в грунт плечами и лицом, разложив груди по траве. Раненая женщина запустила себе руки под живот и начала совершать рывки локтями, вскидывая зад и постанывая при каждом движении. «Что она делает?» - удивилась Аталида. Ритта объяснила подруге, что побежденная пытается выдернуть из живота вражеский нож, чтобы освободить кишки от клинка и хотя бы немного уменьшить боль… «Но почему у нее не получается?» По мнению опытной Ритты, от попадания в пупочное сплетение нервов все тошино тело сковала мощная судорога, распространившаяся и на брюшные мускулы, поэтому нож Ирины застрял у нее в животе. Пытливая Аталида поинтересовалась, почему тогда умирающая не просит прикончить ее. «Э-э, малышка моя! – горько усмехнулась темноволосая Ритта, - Пощады не будет! Эти двое люто ненавидели друг друга долгие годы. Тоша понимает, что Ирина не проявит к ней милосердия!»

Однако, те зрители, что симпатизировали длинноногой Тоше, стали просить Ирину добить тяжело раненую. Разумеется, красавица из Фракии только кривила губки и пожимала плечами, косясь на царственную Томирис. К креслу Властительницы Бойтаты подошло сразу несколько человек: краснобородый парсианский негоциант, знатная амазонка, скифская княжна и местный золотодобытчик. Они что-то оживленно говорили Томирис, которая, выслушав их, кивнула головой и протянула вперед руку с опущенным вниз пальцем. Ирина громко фыркнула, словно у нее отняли любимую игрушку. «Я не могу противиться твоей воле, о Блистательная Томирис! – резким голосом воскликнула она, встряхнув гривой каштановых кудрей, - Я прикончу эту рыжехвостую сучку…Но сделаю это так, как мне нравится!».

В это время Тоша уже прекратила попытки освободить внутренности от ножа. Она безвольно выбросила на траву согнутые в локтях руки. Ритта видела, как ее пальцы сжимают пучки травы. Веки умирающей были опущены, рот наполовину приоткрыт, на нижнюю губу выполз язык…Ирина нашла на траве тошин кинжал и подошла с сопернице сзади. Маленькие, даже угловатые, ягодицы метиски были задраны вверх, бедра немного раздвинуты. Ирина опустилась на одно колено. В ее зеленых глазах играли недобрые искорки, уголки рта приподнимались, выделяя на щеках детские ямочки. Ирина подняла кинжал лезвием вверх: «Почтеннейшие зрители! – воскликнула молодая женщина, кокетливо встряхнув шевелюрой, - по воле Блистательной Томирис я повторно пронзаю свою соперницу, ничтожную Тоху! Она в моей власти, и я снова всажу нож в ее вонючие потроха, только теперь уже не спереди, а сзади!»

С этими словами Ирина вставила нож в открытый задний проход Тоши и навалилась на рукоять всем телом. Тоша исторгла ужасный утробный рев и завалилась на бок. С вытаращенными на лоб безумными глазами, с раскрытым до отказа ртом, несчастная метиска начала бешено колотить своими длинными белыми ногами, а руками то хватать себя за живот, то судорожно скрести траву… Публика сопровождала агонию женщины воплями и свистом. Но через несколько минут движения раненой стали затихать. Облитая потом и слезами Тоша свернулась калачиком и уперлась лицом в траву. Она еще немного подергала пятками, потом несколько раз согнула и разогнула обе ноги сразу – и обмякла, испустив дух.

Томирис повернулась к Ритте. Ее ноздри часто раздувались, огромные черные глаза подернулись сладкой поволокой. «Ирина, - пророкотала Блистательная низким голосом, - это настоящее сокровище нашего Турнира! И я не позавидую тебе, Ритта, если воля богов столкнет тебя с этой жестокой фракийкой!». Ритта не отвела глаз. Она не смела дерзить Властительнице Томирис, но ответила жестко и с достоинством:

- Звездам свойственно не только загораться, но и падать с небосвода.


Разместил: admin [12/07/2008]

 
Средняя оценка: 5
Ответов: 2


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Связанные темы

Автор Nika

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

ClipMUZ.RU - Смотреть видеоклипы Rambler's Top100 Скачать с YouTube 4K