На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   

Борис Багаров. Право на лес

Автор: Борис Багаров

ПРАВО НА ЛЕС



Лерка уже третий день пропадала на сенокосе, и оставшаяся без подруги Ксана откровенно маялась, не зная , чем себя занять. Дразнить находящуюся под домашним арестом Юльку Завалишину порядком поднадоело, однако это было лучше, чем ничего. - Достало, наверно, тут взаперти сидеть, - пропела Ксана своим тягучим медовым голосом. - А меня Олег вечером на танцы позвал, вот. - Ол-е-е-г, - презрительно скривилась болтающая своими полными белыми ногами на подоконнике Юлька . – Нужен кому-то, этот твой Олег. Он, если хочешь знать, и целоваться-то толком не умеет. - А ты что, проверяла? – Ксана попыталась вложить в свой вопрос весь доступный ей сарказм. Однако Юлька вместо ответа лишь скорчила многозначительно-презрительную гримаску, спрыгнула с подоконника, показав на прощание Ксане пухлый зад, обтянутый трусиками веселой расцветки, и грохнула створками окна. Ксана показала исчезающему Юлькиному заду язык , и независимой походкой направилась вверх по извилистой деревенской улице. И только поравнявшись с потемневшей от времени, вросшей в землю бревенчатой хибарой Миньки-лодочника , вдруг поняла , чем сейчас займется. Она пойдет в Комариный Лес. Никто не мог внятно ей объяснить , почему небольшой смешанный лес с преобладанием хвойных в полутора километрах от деревни назвали Комариным ,скорее всего , потому что с юга он граничил с заболоченной поймой Гнилянки , где комары действительно водились легионами . С севера его обтекали быстрые воды Кудеярова ручья, а на западе день и ночь ревела идущая в Москву федеральная трасса. Несмотря на небольшие размеры, лес пользовался у деревенских отменно дурной славой. Даже самые отчаянные деревенские девки ходили туда только днем и большой толпой, да и то не отваживались отходить далеко от опушки. Ксана – которой мама, разумеется, строго-настрого запретила даже близко подходить к лесу – неоднократно просила Лерку сводить ее туда, но Лерка отделывалась прибаутками, а ее подруга Дашка пугала Ксану страшилками про домовых, леших и утопленниц, выходящих из расположенного в самом центре леса Черного Озера. «Ну и ладно, - подумала Ксана. – Возьму вот и сама схожу». Через два часа смелости и решимости в ней заметно поубавилась. Тропинка была узенькой и постоянно норовила потеряться среди мощных сосен. Оптимизма прибавлял только отдаленный шум автомобилей, указывая на то, что она где-то в центре леса. «Если через полчаса это чертово озеро не встречу, пойду обратно», - решила Ксана и прибавила шагу. Тропинка стала шире и более утоптанной, идти стало легче, однако ни к какому озеру она Ксану не вывела. Бодро шагая, Ксана вылетела на большую светлую поляну, и замерла , увидев прямо перед собой двух смуглых девчонок , на вид слегка ее постарше. Они бы тоже ее увидели, если бы не сцепились так отчаянно между собой. Даже на расстоянии было видно, что кожа обеих лоснится от пота, пропитавшего купальники – достаточно откровенные. «Неужели они так сюда и пришли?» - удивилась Ксана, но тут же заметила две кучки одежды в разных концах поляны. Та, что покрупнее – жгучая брюнетка с прической под дикобраза – стояла на коленях. Изумрудные плавки подчеркивали налитую выпуклость широких бедер, а такого же цвета лифчик – не по возрасту развитую грудь. Ее противница, с несколькими мелированными прядями в черных волосах , поменьше ростом и с более светлой кожей, стояла рядом с ней на полусогнутых ногах , напряженная как пружина , и зажав шею противницы обеими руками. Голова крупной скособочилась, рот судорожно хватал воздух, но она не сдавалась , а, наоборот, схватив ногу противницы, пыталась рывком вывести ее из равновесия. Они двигались по поляне как волчок – перемещаясь по кругу и при этом приближаясь к зарослям кустарника, за которыми начинался луг. Мелированная наконец вырвала ногу , перекинула ее через спину противницы и, оказавшись на ней верхом, придавила к земле и одной рукой оттянула голову соперницы назад, а другую просунула ей под подбородок . Крупная отчаянно пыталась высвободиться, стараясь ухватиться за руки соперницы и по-лягушачьи елозя по траве скользкими от пота ляжками, Казалось, крупной пришел конец, но именно в этот момент вдали послышались заунывные голоса: - Рауза-а! – послышался вдалеке женский голос.- Рауза-а! - Джамиля-я! – вторил ему второй, более низкий. - Рауза-а! Джамиля-я! – голоса постепенно приближались, а вскоре зазвучали совсем близко. Над кустами появились две головы в пестрых разноцветных платках, озабоченно оглядывающиеся во все стороны. Как только послышался первый призыв, большая девушка моментально прекратила сопротивление , распластавшись на животе и уронив лицо в сложенные перед собой руки. Одновременно маленькая отпустила ее голову и тоже приняла горизонтальное положение, уткнув лицо в пышные волосы противницы. Обе замерли как статуи, единственным признаком жизни, которые они подавали , были вздувающиеся гладкие бока. Теперь увидеть их с дороги мог только какой-нибудь дядя Степа, да и то если бы догадался, в каком именно месте надо перегнуться через кустарник Покрутив цветастыми платками и озабоченно покудахтав , головы наконец исчезли , однако положение двух тел не изменилось. Прошла минута, другая. Наконец, как будто получив невидимый сигнал , мелированная взлетела в прежнюю доминирующую позицию и попыталась опять отжать голову противницы , но не тут то было. Крупная вздыбилась всем своим большим телом, скинув наездницу вбок, и тут же навалилась на нее, пытаясь подмять под себя. Однако та проворно оттолкнула ее ногами, ударив ими в аккурат по развитым грудям противницы. Крупная с криком отлетела в кусты , а когда ей удалось из них выпутаться, ее противница уже мчалась прочь, не забыв при этом на бегу подхватить свою одежду. Тут Ксана решилась выйти из укрытия. Услышав ее шаги, девушка села и уставилась на нее круглыми кошачьими глазами. - Привет, - как можно беззаботнее поздоровалась Ксана. - Ну привет, - мрачно ответила та, потирая рукой расцарапанную кустами коленку. - Я не помешала? – спросила Ксана. - Вообще-то это мой лес, но раз уж пришла – садись, - она гостеприимно похлопала рукой по траве рядом собой. Ксана послушно уселась, вдохнув полной грудью окутывающий девушку едко-пряный запах пота. - Как тебя зовут? - Ксана - А меня – Джамиля. - Очень приятно, - кивнула Ксана. - Давно ты здесь? – все так же хмуро поинтересовалась Джамиля. - Минуты две, - дипломатично ответила Ксана. - И что успела увидеть? – продолжала допрос смуглая. - Да ничего особенного . Видела как ты ту трусиху на лопатки уложила , а потом она стрекача задала. Густые черные брови Джамили сошлись на переносице, скрывая образовавшуюся морщинку: - Это ты зря. Розка кто угодно, только не трусиха. - А чего ж убежала тогда? - Чего ж ,чего ж …а чего делать, когда родаки вокруг ошиваются… - А почему вы с ней деретесь? - А зачем она в мой лес ходит? – Джамиля заметно разволновалась. – Это мой лес, это не ее лес…. - Почему твой? – на взгляд Ксаны лес был достаточно велик для двоих, и даже больше, но эту мысль она благоразумно утаила. - Потому что я сюда первая пришла. И потом, у меня один картбабай мулла был, а другой картбабай – мурза , а ее предки – кто, а ? Папа – кгбшник вот и все ее предки, - она презрительно сплюнула себе под ноги, и спросила без всякого перехода: - Ну что ты типа смелая, драться будем? - Не-а, - благоразумно отказалась Ксана. - А бороться? На это предложение Ксана не нашлась, что возразить и через сорок секунд оказалась намертво прижатой лопатками к сочной траве. «Сопля!» - проворчала Джамиля, помогая ей подняться , - «Давай еще разок». Еще разок продлился и того меньше. - Подумаешь! – недовольно фыркнула Ксана. – Борьба это вообще пацанское дело. Джамиля насмешливо присвистнула, но ничего не сказала. - Твое имя что означает? – помолчав, спросила Джамиля и видя , что собеседница замялась с ответом, подала пример: - Вот мое, например, означает «красавица»…А ты когда вырастешь, кем будешь? Ксана , которую манера собеседницы перескакивать с темы на тему окончательно сбила с панталыку , продолжала хранить молчание. Джамиля сокрушенно всплеснула руками: - Не, ну что вы я не пойму за люди такие русские… бороться не умеешь, кем будешь не знаешь, что имя твое означает – даже этого не знаешь , нет, ну так можно , а? Вот я микробиологом буду, зимой на стажировку в университет поеду, если повезет , в Анкару - А чего микро…. - запнулась Ксана на непонятном слове, - ..биологи делают? От такой непонятливости Джамиля только вздохнула: - Микробов знаешь? - Знаю, - храбро подтвердила Ксана. - Ну вот, - закончила разъяснение Джамиля и хлопнула Ксану по плечу. – Ну ладно, не грузись. Пойдем покурим лучше. Ты куришь? - Курю, - Ксана приложила все усилия , чтобы заставить голос звучать уверенно. Если Джамиля и усомнилась, то не подала виду. - Ну тогда пойдем, тут близко - У тебя сигареты не с собой? - Как они могут быть с собой? Подожди , я сейчас оденусь Меньше чем за минуту зеленый купальник скрылся под зелеными же штанами и рубашкой цвета хаки, и Джамиля направилась ту же сторону, где исчезла Рауза, жестом пригласив Ксану следовать за собой.




Поляна , на которую они вышли, оказалась маленькой и мрачной, стиснутой со всех сторон деревьями . Джамиля засунула руку в дупло, на ее лице появилось удивление и вдруг что-то тяжелое и большое ударилось о землю рядом с ней, а сама она взлетела наверх и закачалась в веревочной петле , стянувшей ее ногу. Послышался треск раздвигаемых веток, и на поляну, победно сверкая белозубой улыбкой вышла Рауза или как ее там. В руке она держала пачку сигарет и зажигалку, вне всякого сомнения те самые, что Джамиля хранила в дупле . Ловко вытащила из трофейной пачки длинную сигарету, чиркнула зажигалкой и вкусно затянулась, выпустив струю ароматного белого дыма прямо Ксане в лицо. Ксана с удивлением заметила, что глаза у Раузы насыщенного синего цвета, совершенно неожиданного для смуглой брюнетки. Дым оказался неожиданно приятным, и пах апельсинами. Ксане почему-то до слез стало обидно , что она так и не попробует этих восхитительных сигарет, так отличавшихся от всех, которыми ей давала затянуться Юлька. Рауза сделала еще пару затяжек, на этот раз выпустив дым в лицо Джамиле, и снова вернулась к Ксане: - Кто такая? – процедила она Ксана тихо ответила, и ей самой стало противно , настолько слабым и жалким был ее голос. - Кса-ана, -передразнила Рауза. – Кто позволил в мой лес ходить? За ее спиной раздалось негодующее фырканье и шкворчание. Не оборачиваясь , Рауза картинно, что твоя Синтия Ротрок, ударила ногой назад. Крутясь вокруг своей оси, подвешенная Джамиля ударилась о ствол с такой силой , что на поляну посыпались куски коры и шишки, одна из которых угодила Ксане прямо в темя. Ксана молчала , потупив голову. - Не слышу ответа, - процедила нетипичная обладательница голубых глаз и толкнула Ксану в лицо ладошкой . Толчок был настолько мощным, что Ксана не удержала равновесие и растянулась на усыпанной хвоей земле. Это было уже слишком. Ксана вскочила и кинулась на нахалку с кулаками, но тут же скрючилась , получив сильнейший удар под ложечку, и плюхнулась задом на случившийся позади нее холмик, который оказался самым настоящим муравейником. Не успела вопящая Ксана сбросить с себя последнего из мелких рыжих и очень кусачих муравьев, как раздались треск и глухой удар об землю. Ксана подняла голову и увидела сквозь застилающие взгляд слезы, как Джамиля приподнимается с земли , освобождаясь от остатков лопнувшего под ее тяжестью силка. Рауза сначала было бросилась на нее, но быстро, по-видимому, определив , что Джамиля успеет встать на ноги раньше чем та на нее прыгнет, остановилась и ловко начала стаскивать с себя с себя джинсы и футболку. Джамиля встала на ноги и занялась тем же самым . Разделись они одновременно и встали по разные стороны поляны, меряя друг друга вызывающими взглядами. Джамиля указала рукой вниз, на кроссовки Раузы и выпалила длинную негодующую фразу . Подобные звуки издавал старый дедушкин радиоприемник, когда много лет назад маленькая Ксана наугад передвигала рычажок настройки , пытаясь поймать чьи-нибудь прикольные разговоры или музычку. Рауза мотнула головой и буркнула что-то вроде «Кымкырыш!» «Какое мое дело , что ты босиком!» - перевела для себя Ксана. Джамиля ответила длинным синтаксическим периодом, в котором дважды повторялся «кымкырыш», а также еще много всего разного. Они еще потрещали друг на друга, после чего Рауза со злостью плюнула, с трех метров точно попав в середину развороченного Ксаниной жопой муравейника , и нагнувшись, начала развязывать шнурки. Возилась она долго, не поднимая головы и нисколько по- видимому, не заботясь , что ее беззащитный затылок открыт для удара. Решительно, повадки лесных обитательниц представляли неразрешимую загадку. Джамиля также не сделала никакой попытки воспользоваться беззащитностью противницы. Вместо этого она, чуть наклонив голову, с любопытством наблюдала за безуспешной борьбой Раузы со шнурками и ,наконец , профыркала короткую фразу из репертуара дедушкиной спидолы, которую Ксана, подумав, перевела как «Что, дрожат ручонки-то?» Рауза залилась краской, сорвала так и не развязанные кроссовки с ног, со свистом отшвырнула их в сторону , и оставшись в одних белых носках пошла на Джамилю , которая ее поджидала, не выказывая ни малейшего признака страха. Ее мускулистые руки , покрытые кое-где черными волосиками свободно свисали вдоль туловища. - Ты пи@да, поняла, пи@да!Проститутка жирномясая ! – подойдя вплотную к противнице, перешла на великий и могучий Рауза. Лицо Джамили потемнело, и она залепила противнице тяжелую, с оттягом пощечину. Рауза не издала ни звука, лишь ее синие глаза яростно блеснули. От ее ответной оплеухи голова Джамили мотнулась в сторону. Она оскалила белые зубы и яростно зарычала. Некоторое время они мерялись испепеляющими взглядами, затем Джамиля схватила противницу и попыталась швырнуть на землю. Однако это оказалось не так-то просто сделать. Минуты три они таскали друг друга по поляне , с ловкостью опытных борцов уходя от подсечек, и вдруг свалились на землю так стремительно, что Ксана не поняла , кто же произвел бросок. - Тебе помочь? – крикнула Ксана оказавшейся снизу Джамиле. - Нет! – хрипло прокричала та искривленным то ли от боли , то ли от натуги ртом. – Уходи. Но Ксана никуда не ушла, а ,заинтригованная , осталась смотреть как будут дальше развиваться события. А они развивались примерно по одной схеме: гибкая и ловкая Рауза выходила наверх, оплетала соперницу как спрут и пыталась провести болевой или удушающий прием, но тяжелая сильная Джамиля стояла как скала, раскорячив мышцастые тугие ляжки, и не один из приемов не давала довести до конца. Когда Рауза выдыхалась, Джамиля подминала ее под себя и пыталась либо раздавить локтем горло, либо зафиксировать противницу и добить кулаками, однако Рауза успешно закрывалась, а потом неизменно выскальзывала , и все начиналось по новой. По мере того как продолжался поединок, эти циклы становились длиннее и длиннее. Обеим все труднее становилось удерживать захваты на скользких от пота телах. Чем дольше продолжался поединок, тем больше обе злились от невозможности взять верх. Все чаще и чаще в поисках надежного захвата они хватались за волосы, а потом начали вырывать их намеренно, а также щипаться. Обе визжали… Лоснящиеся смуглые тела то там то тут покрывались кровоточинами, причем если сначала царапины появлялись случайно, при срыве захватов с лоснящихся от пота тел, то теперь обе ввинчивали ногти в бока и плечи друг другу совершенно намеренно. Теперь их бой все меньше походил на схватку титулованных борцов, а скорее напоминал драку Машки-Крысы с Данкой Лауринавичуте на последнем Дне Города . - Расцепляемся, - наконец полу-предложила , полу-постановила Рауза. Джамиля отпустила ее, и обе поднялись на ноги. - Царапаешься как баба, - Рауза презрительно сплюнула на траву. Джамиля ничего не ответила , только тяжело с присвистом дышала. - Хочешь, я тебе печень пробью? – спросила Рауза, помедлив. - Попробуй, - сипло ответила Джамиля. В ту же секунду нога Раузы взметнулась вверх с разворотом и попала в блок, а сама Рауза полетела на устилавшие поляну прошлогодние сосновые иглы . С непостижимой для такой крупной девушки гибкостью и быстротой Джамиля успела ударить ее ногой в промежность. Рауза перекатилась через себя и вскочила на ноги. - Говно ударчик-то, - прокомментировала она спокойно, хотя по тому, как сморщился ее нос и едва заметной дрожи в голосе Ксана поняла , что на самом деле ей очень больно. – Сразу видно ученицу Свиньи. Мой тебе совет – решишь заняться единоборствами всерьез , найди сенсея с халяльным погонялом, поняла, ты? - Ну как , попробовала? – Джамиля старательно делала вид, что пропустила наезд мимо ушей. -Ага, - коротко выдохнула Рауза, и последнее «а» еще вибрировало в воздухе, когда ее нога уже вернулась в исходную позицию, а Джамиля зашаталась, складывась пополам. Затем Рауза ударила ее обеими руками по ушам, как будто убивала исполинского комара, Джамиля отчаянно, по-заячьи вскрикнула и упала на колени, обхватив голову руками . Рауза схватила полубесчувственное тело под мышками, подтащила к дереву и начала приматывать к стволу остатками силка, бормоча при этом что-то вроде «Вывела все-таки из терпения, манда». Правнучка муллы жалобно стонала. Убедившись, что оппонентка прикреплена к дереву надежно, Рауза вздохнула с облегчением , отбросила назад мокрые от пота волосы, обвела поле боя глазами и заметила Ксану. - Ты здесь еще? – с негодованием крикнула она, подскочила к Ксане и замахнулась. Ксана в испуге отшатнулась, неумело закрывшись руками . - Ну ладно уж ,- сменила Рауза гнев на милость . - В честь моей великой победы разрешаю тебе здесь гулять, сколько влезет. - Спасибо, - вежливо ответила Ксана. Дерево за ее спиной немедленно разразилось гневными «тыкрыш» и «кыктырыш». - Будешь по ее разрешению гулять – я тебе сиськи гвоздями к елке приколочу, - наконец выразила свою мысль на понятном Ксане языке пришедшая в себя Джамиля. – По моемУ гуляй! - Ох, уж ты бы-то помолчала, - устало отреагировала Рауза. Ксана помолчала, пытаясь поймать некую ускользающую мысль. - А нельзя ,- наконец решилась спросить она. – ….Нельзя мне здесь гулять по вашему общему разрешению? По твоему …..и по твоему , - добавила она, указывая пальцем сначала на Раузу , а потом на Джамилю.
Ксана догадалась , что ляпнула что-то не то еще до того как закончилась давящая пауза, вызванная ее заявлением. Потом скользкий комок ударил ее в глаз , и Ксана поняла, что Джамиля с удивительной для такого расстояния меткостью плюнула ей в лицо. Одновременно с этим сильная рука Раузы подняла ее за шиворот , развернула лицом к ведущей по направлению к дому тропинке и отвесила такого пинка под обтянутые джинсовыми шортами ягодицы, что Ксана пробежала не менее десяти метров, прежде чем споткнулась о выступающий из земли корень, и растянулась во весь рост , ободрав локти и коленки. - Шшлюха, - долетело сзади яростное шипенье. – Появишшься здесь ещще – пожалеешшь. - Тышрыккрыш- тыштыктырыш, - подтвердил другой голос. Страх, как будто невидимая рука, поднял Ксану на ноги и придал ускорение. Она неслась через лес , прихрамывая , глотая слезы и бормоча себе под нос: - Чурки е@аные!..Уродины черножопые .. Ненормальные, обе!.... В психушку ….. С Леркой завтра сюда приду - кровью ссать будете! В способности Лерки отлупить обеих лесных обитательниц одной левой Ксана ничуточки не сомневалась.
3


Продирались к берегу гуськом, придерживая ветки и передавая их из рук в руки – Лерка Дашке, а Дашка - Ксане. Когда легкомысленно выпущенная Ксаной ветка гулко хлопнула, возвращаясь на место , Лерка обернулась и яростно блеснула глазами.
- Так за мной же никого , - попыталась оправдаться Ксана.
- Никого..- передразнила ее Лерка. - А леший? Обидится – домой пути не будет.
В обычной обстановке Ксана бы над ней посмеялась, но все вокруг было настолько мрачным и гнетущим, несмотря на весело сверкающее где-то высоко, над верхушками сумрачных елей июльское солнце, что Ксана только виновато понурила голову.
Через минуту они уже стояли на глинистом берегу. Ксана всматривалась в черную стремительную воду Кудеярова ручья, надеясь разглядеть на дне трактор Севки-механизатора, но, разумеется, тщетно.
- Мост в той стороне, - сказала Лерка , закончив рекогносцировку, и двинулась влево, взмахом руки приказав своему маленькому отряду следовать за ней.
И действительно, мост оказался за поворотом – кряжистый, солидный, неизвестно кем и когда сложенный из огромных серых валунов, как будто каким-то чудом перенесенный сюда из иллюстраций к одной из книжек любимой Ксаной «фэнтези» . Казалось, вот-вот на него выйдет тролль или, на худой конец , Севка- механизатор, каким его описывали деревенские ужастики – страшный, с выеденными рыбами глазами и лицом, обросшим водорослями . Однако вместо этого в воздухе раздалось басовитое жужжание , как будто над ручьем пролетел исполинский шершень. Черная короткая стрела ударила в сосну, рядом с которой стояла Лерка, и осталась в ней торчать, подрагивая своим толстым, маслянисто отблескивающим тельцем .
У Ксаны от страха сердце провалилось в желудок, однако Лерка если и испугалась ,то виду не подала, и спокойно сказала, нарочито медленно выбирая из жестких , выгоревших на солнце волос осыпавшиеся с сосны кусочки коры :
- С самострелами все смелы. Бросай свою игрушку, выходи на кулаках биться.
Кусты на другом берегу с шумом раздвинулись, и на мосту появилась Рауза – черные волосы перехвачены кожаным ремешком, стройные ноги до колен обтянуты черными лосинами, грудь прикрыта ярко-оранжевым топом, сверкающий иссиня-черной сталью арбалет с новой стрелой наведен прямо в грудь Лерке.
- Вдвоем на одну тоже все смелые, - сварливо возразила она.
Недооцененная Ксана задохнулась от ярости , но Лерка не унизилась до перебранки, а молча сбросила чоботы и большим пальцем правой ноги провела между собой и спутницами глубокую дугообразную линию, соединившую левый и правый край моста и отделившую ее от подруг.
- Так пойдет? – презрительно осведомилась она.
Рауза , которая следила за движением леркиного пальца с некоторым даже уважением, пожала плечами, резко развернулась, и исчезла за кустами, и через минуту вернулась на мост с пустыми руками.
Лерка уже ждала ее на середине , спокойная, хмурая , сосредоточенная, кулаки у лица , ребра прикрыты локтями . Они немного покружили, потом Рауза пробила с разворота пяткой в корпус. Лерка инстинктивно присела и ушла вправо, отчего удар пришелся не в печень, а вскользь по ребрам , и сразу же бросилась в контратаку, метясь кулаками в голову противницы. Один из ударов все-таки обошел блок и пришелся Раузе в скулу. Ошеломленная Рауза отскочила , остановила натиск противника прямым ударом ступней в бедро , тут же сама бросилась вперед, попала походя Лерке в ухо, и вцепилась в волосы, пытаясь пригнуть леркину голову навстречу своему правому колену. Лерка не растерялась , начала ее отжимать от себя , уперевшись в лицо ладонью левой руки , а правой врезала по ребрам с такой силой, что Рауза ,успевшая приподнять колено навстречу Леркиному лицу, потеряла равновесие и завалилась спиной на булыжники. Выиграла , впрочем, от этого Лерка немного, так как Рауза утащила ее за собой, и Лерка в падении напоролась брюхом на выставленное вперед острое колено . Боль была настолько сильной и резкой, что Лерка, против своего обыкновения, даже закричала , и несмотря на крики Дашки «Садись на нее и забивай!» предпочла откатиться в сторону , и ухватившись за парапет, медленно всползла на ноги , в то время как ее противница, крепко приложившаяся спиной и затылком при падении на камни, с трудом принимала вертикальное положение с помощью противоположного ограждения..
Обе морщились, смотрели друг на друга со специфическим уважительно-недоверчивым выражением лиц и думали примерно одно и то же . Мысль эта, очищенная от наиболее крутых загибов русского мата и восточных цветистостей, в подробностях воссоздающих инцестуальные отношения оппонентки с ишаком и верблюдом , звучала бы следующим образом : « Если ты, блин, такая крутая , то не могла бы ты демонстрировать свою крутизну где- нибудь километрах этак в ста отсюда».
Кроме того, Рауза, как существо самокритичное , уже успела пожалеть о том, что вообще связалась со Ксаной , а будучи существом не только самокритичным, но и весьма мстительным, еще и помечтала немножко о том, что она сделает с Ксаной после победного окончания боя .
- Че, сдохла уже? – напомнила о себе еще не побежденная Лерка .
С кряхтением Рауза отделилась от ставшего таким родным камня и медленно двинулась через мост, чтобы раздавить внутренности противницы между ногой и парапетом посредством мощного и быстрого маз-гири. Однако все мышцы ныли от недавнего столкновения с холодными булыжниками и маз-гири вышел может и мощный, но уж никак не быстрый. . Лерка вовремя уловила опасность, и , оттолкнувшись от парапета ногой , буквально нырнула Раузе навстречу, выбросив вперед правый кулак. Удар пришелся в ту же самую скулу Раузы, которая к этому времени уже распухла и отливала нефтяными пятнами, и буквально швырнул ее на противоположный парапет . Будь на месте Раузы Конопатая Зойка или Зинка-буфетчица , они бы уже валялись без сознания , но Рауза нашла в себе силы схватиться рукой за камень и стояла боком, полусогнувшись , пытаясь определить свои координаты во времени и пространстве.
Неожиданно она ощутила вкус губ того арабского мальчика на Трафальгарской площади, горячих, пахнущих корицей и удивительно нежных, а потом услышала глуховатый голос мистера Васпуракана, сказавшего после ее выступления на семинаре по Фоме Аквинскому:
- The temerity of your mind , Rausa, one day might get you into a very big trouble.
В такт приближающимся шлепкам леркиных босых ног на Раузу накатывали воспоминания о годе в Англии , самом прекрасном годе в ее жизни, где хватило времени для всего, для игры в гольф и упоительных дискуссий с мистером Васпураканом, для поездок в Стоунхедж и на Север, в Шотландию, для дискотек и для мальчиков, арабских и не только….
Босые ноги Лерки шлепнули о булыжник совсем рядом с ней и остановились.
…..и не хватило времени хотя бы изредка заглядывать в зал единоборств , хотя наставник по физкультуре , мистер Кэббедж, был в восторге от ее данных и не раз предлагал ей заниматься с ним индивидуально…..
Из последних сил Рауза подняла ногу для защиты, но Лерка просто обошла ее кругом , участливо посмотрела повернувшей голову противнице в затуманенные маслины глаз и врубила апперкотом в брюшину.

- One ve-ery big trouble, - печально покачал головой мистер Васпуракан в двух тысячах миль и четырех месяцах отсюда, в Раузе что-то крякнуло, она сложилась как ножик и повалилась Лерке под ноги.
- А туда же еще, - коротко подытожила Лерка и вытерла пот со лба .
Ксана от восторга прыгала и визжала, Дарья молча показала Лерке большой палец.
- Будешь еще на моих залупаться? - поинтересовалась Лерка, закончивая оправлять одежду .
Уткнувшаяся лицом в булыжник Рауза что-то жалобно промычала .
- Громче, я не слышу , - подбодрила ее Лерка.
- Вряд ли, - послышался вдруг новый голос. – Хотя бы потому, что твои здесь больше не появятся, бля. А теперь валите из моего леса, все трое, живо.
Все трое ошеломленно повернулись к источнику звука.
На мосту стояла Джамиля и держала в руках арбалет Раузы. Хищный наконечник стрелы был направлен прямо в Леркину грудь.
4



В позе Джамили было столько горделивой уверенности, что Лерка отступила на шаг, но тут же остановилась.
- Ты не поняла что ли, дура деревенская? – спокойно продолжила вновь пришедшая . - Я бы тебе объяснила, почему я могу тебя , браконьерку долбанную, сейчас убить и мне за это ничего не будет, но ты своим неразвитым умишком все равно не догонишь , так что не стоит и стараться. Последний раз добром прошу – не доводи до греха, уябывай. И телок своих позорных забирай с собой.
- Давай один на один…на кулаках…- просипела пересохшим ртом Лерка, которая почему-то сразу поверила Джамиле.
- Не-а, - коротко хохотнула Джамиля, бросив короткий взгляд на содрогавшуюся в конвульсиях Раузу .
- Сконила ? - уточнила Лерка чуть окрепшим голосом .
- Не сконила, - невозмутимо солгала Джамиля. – Просто не хочу. Итак, считаю до трех…
- Погоди, - перебила ее Лерка. – А на жим – выйдешь?
- На жи-им? – задумчиво протянула Джамиля, смерив глазами худенькую фигурку Лерки , которая была ниже ее самой на голову и легче килограммов на 15. – На жим , пожалуй, и выйду. Только с условием – на кон одежду ставим. Если и выберешься из речки, в трусах до родной деревни бежать будешь, родная.
- По рукам, - коротко бросила Лерка.
- Да….и падаль эту сгреби куда-нибудь, чтобы под ногами не болталась.
Лерка подхватила стонущую Раузу под мышки , отволокла ее к черте , скинула штаны и грубую рубаху, и осталась в белых льняных трусиках.
В отличие от Раузы, Джамиля не стала прятать арбалет за кустами, а , сделав два шага назад, просто положила его на траву и начала раздеваться, вскоре оставшись в срамных фиолетовых плавках, оставлявших открытой почти всю поверхность ее крупных мясистых ягодиц, и узком лифчике такого же цвета. Катая бицепсы под смуглой атласной кожей, она медленно двинулась на Лерку , которая спокойно поджидала ее на середине моста, поеживаясь от налетевшего ветерка .
Не тратя времени на разговоры, они сразу же сцепились кистями рук, стараясь одновременно расплющить пальцы и поставить противницу на колени,
Глядя, как исказилось от натуги и боли гладкое лицо Джамили, Ксана понадеялась, что подруга сейчас одержит легкую победу, однако силы оказались равными. Несколько минут противницы кряхтели, а потом одновременно отпрянули друг от друга. Джамиля озабоченно покрутила онемевшими кистями, восстанавливая кровообращение. Не собиравшаяся давать ей передышку Лерка стремительно нырнула под нее , схватила за ногу и собралась бросить , однако Джамиля тут же навалилась на Лерку сверху всей массой , обхватив ее поперек туловища, и они затоптались по кругу , упираясь в камень босыми ступнями . Леркины ляжки, обычно такие невзрачные под одеждой , сейчас казались вылепленными в спешке из гипса и еще не просохшими – такой причудливый , неровный рельеф образовывали вздыбившиеся мускулы.
После пятого круга обе взмокли и запыхались.

- Расходимся ? - прошипела Джамиля , сдавливая изо всех сил Леркины худые ребра и вжимая подбородок между выпирающими позвонками .
Если Лерке и было больно, то она не подала виду.
- Отпускай первая, - предложила она, дергая ногу противницы.
Джамиля отпускать первая не захотела и вместо это, подпрыгнув, поставила-таки Лерку на колени, перехватилась под ее животом поудобнее и , пыхтя , начала поднимать ее в воздух. Лерка отпустила ее ногу и начала разрывать руки Джамили, сцепленные под ее животом. Джамиля немедленно отпустила захват и с неожиданной для девушки ее размеров стремительностью забежала за спину Лерки , просунула руки ей подмышками , сцепив их на затылке, и начала подниматься, вздергивая Лерку перед собой .
Глаза Лерки выкатились, она застонала от боли, выкатив глаза, но потом быстро нашлась – подняла руки и плечи вверх, и, резко присев, выскользнула из захвата . В следующее мгновение она уже была за Джамилей , и, завернув ей каким-то хитрым приемом руку к затылку , потащила ее к парапету , немного похожая на трудолюбивого муравья , волокущего в муравейник дохлую гусеницу . Джамиля бешено орала и отбивалась, и у самого парапета изловчилась захватить голову Лерку свободной рукой, пригнуть ее книзу и освободиться. Тут же она просунула правую руку под Леркиным пахом , левой обвила леркино бедро и, сцепив руки в замок , начала поднимать противницу над парапетом.
- Щас купаться будешь, сука, - бормотала она.
Лерка отчаянно извивалась, при этом упираясь Джамиле в лицо и шею, и наконец ей удалось если не разорвать захват, то сместить его и существенно улучшить свое положение. Теперь она стояла на одной ноге, вторая была поднята и согнута в колене, под которым сходились сцепленные в замок руки Джамили. Джамиля продолжала тащить Лерку вверх, стараясь завалить ее на парапет.
Лерка оттолкнулась ногой и утвердилась на шершавом камне обеими ягодицами , ногами обвила корпус Джамили, а руками вцепилась ей в волосы. Теперь живот Джамили был вплотную прижат к бортику. Одной рукой она выламывала Лерке пальцы, пытаясь освободить в волосы , другой продолжала толкать ее вперед, но и сама при этом была вынуждена все дальше и дальше наклоняться. Чтобы сохранить равновесие, Джамиля расставила ноги пошире и продолжала спихивать Лерку. Вскоре краешки леркиных ягодиц уже нависли над водой, однако дальше Джамиля не могла ее двигать, не рискуя упасть сама.
Ситуация стала патовой.

- Выходите на середину, обе же утонете, - крикнула с берега Дарья.

Никто ей не ответил. Джамиля затрясла головой, судорожно хватая ртом воздух: сошедшиеся на ее ребрах железные тиски леркиных ног начали реально затруднять дыхание . Уловив это , Лерка передвинулась выше, чтобы сдавить Джамилю еще сильнее, и утратила сцепление с поверхностью парапета. Теперь большая часть ее веса была над водой и увлекала за собой Джамилю. Захрипев , Джамиля прижала руки к груди и начала давить локтями от себя и вниз, пытаясь раздвинуть Леркины бедра. Однако Лерка не собиралась их разжимать.

- Назад, назад иди, - закричала Дарья Джамиле, но было уже поздно. Джамиля сначала качнулась назад, всплеснула в воздухе руками в тщетных попытках сохранить равновесие, а потом перевалилась через парапет и обе воительницы полетели вниз.
Раздался громкий всплеск и обе скрылись под водой.
Плюнув на дурацкую черту, Ксана выбежала на мост как раз в тот момент , когда метрах в пятнадцати от моста на поверхности вынырнул пухлый зад Джамили и тут же скрылся обратно . Потом появилась мокрая голова Лерки, потом чья-то спина, потом снова зад Джамили, пока, наконец, клубок тел, стремительно уносимый течением, не скрылся за изгибом русла.
Ксана отчаянно закричала и начала бить кулаками по каменному парапету, не чувствуя боли. Прийти в себя ее заставили крики и звуки ударов за спиной. Она обернулась: Рауза очухалась и теперь дралась с Дарьей. Ксана бросилась Дарье на помощь.
- Арбалет возьми, - закричала Дарья.
Повернувшись, Ксана побежала на другой берег, но когда она вернулась с арбалетом, девочки уже катались по мосту , сцепившись в клубок . К тому же, Ксана понятия не имела, как стрелять из арбалета, да если бы и умела, вряд ли бы решилась. Наконец клубок перестал перекатываться, Рауза осталась наверху, из- под нее доносился отчаянный хрип Дарьи. Ксана схватила арбалет как дубину и изо всех сил ударила Раузу по голове. Та молча, кулем скатилась с Дарьи и осталась лежать, не подавая признаков жизни.

- Даш, Даш, - потрясла Ксана Дарью.
Та приоткрыла глаза.
- Лерка….- были первые ее слова. – Я очухаюсь…ты беги …там ниже отмель….их выбросить могло...может быть , еще….- не договорив , она закрыла глаза и опять обмякла. Ксана бестолково пометалась вокруг нее, и наконец, прислонив подругу поудобнее, скатилась с моста и бросилась вниз по течению ручья ….
….Она бежала, продираясь сквозь колючий кустарник, падая и поднимаясь, потом упала в неширокую, но глубокую протоку , чудом выкарабкалась и , шатаясь, двинулась вдоль протоки , надеясь , что та скоро кончится; угодила в болото , изрезала руки камышом и, наконец, увидев за деревьями черный отблеск воды и желтизну песка, свалилась без сил и лежала без движения , а едва придя в себя на четвереньках поползла к тому месту , где заканчивались деревья.. Сквозь прогалину ее взгляду открылся взрытый песок. Из песка торчала какая-то фиолетовая тряпка , в которой Ксана опознала остатки трусиков Джамили.
Вне всякого сомнения , именно здесь враждующие стороны выбрались на берег. Но что с ними стало дальше?

Ксана попыталась встать, чтобы выйти на открытое пространство , как вдруг из кустов слева до нее донесся Леркин голос:

- Ну а самострел этот твой…совсем сдурела?...так же случайно убить кого-нибудь можно.
- Ой, я тебя умоляю, - откликнулся голос Джамили . – Я все-таки каэмэс по стрельбе из лука. У меня «случайно» не бывает ….
Налетевший порыв ветра заглушил ответ Лерки, а потом Ксана опять услышала голос Джамили:
- А ты молодец, из нельсона классно вышла, а вот кимуру толком делать не умеешь ….Давно борьбой занимаешься?
- Где тут, бля , заниматься, - было слышно , как Лерка сплюнула на песок. - Так, с пацанами иногда на сенокосе, для прикола…
- Ну ты даешь! – в голосе Джамили звучало искреннее уважение. – Тебе тренироваться надо ….Перебирайся в город, я тебя к тренерам свожу. У меня все знакомые….с такими данными тебя и в самбо возьмут, и в вольную….
Некоторое время стояла тишина, а потом раздался убитый голос Лерки:
- Да я бы рада…только не до баловства мне…мне брата тянуть надо.
- Не, вы видали дуру, а? – раздражение в голосе Джамили смешивалось с веселым изумлением. – Ты вообще в курсе , какие деньги сейчас в борьбу вбухивают? А осваивать толком некому….борчих нет хороших…как просирали японкам с китаянками и америкоскам всяким , так и просираем. Знаешь, что Терентьев недавно по этому поводу сказал?
Однако Ксана так и не узнала, что сказал неведомый ей Терентьев. Глотая теплые слезы, она поднялась на ноги и , бормоча «предательница, предательница», бросилась прочь из ненавистного леса.






Январь 2008 года


Разместил: admin [13/07/2008]

 
Средняя оценка: 4
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Связанные темы

Автор: Борис Багаров

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

КиноБанда - Смотри кино в онлайне Rambler's Top100 КиноФильмы.TV - Смотреть кино фильмы