На Главную    Форум    Чат    Личные Сообщения    Новости    Видео    Рассказы    Статьи    Галереи    Личный кабинет    ЧаВО    Ссылки   

Полина Луконина. Золотая осень

Автор: Полина Луконина

Чтение книг для Маши всегда было больше, чем просто хобби, приятное времяпрепровождение – это было для нее окном в красивый мир, о котором девушка из многодетной бедной семьи могла только мечтать. Пристрастившись к любовным романам, Машка читала много: от классики до современного ширпотреба. Прочитанные книги сформировали у нее образ прекрасного принца, которого она, «Золушка», будет ждать.

С самого детства она дружила с Сашкой из соседнего подъезда, который не раз признавался ей в любви, но до лет 16 сама Маша считала его своим другом, не испытывая к нему никаких других чувств, кроме приятельских. К окончанию школы Сашино упорство сломило гордость этой миниатюрной брюнетки с серыми глазами. Да, Маша была очень гордой, правда, столь гордой, сколь и бедной, в то время как материальное благополучие Сашиной семьи росло как на дрожжах. В начале 90-х Сашин отец, которого все считали неудачником и глупым мечтателем, неожиданно для многих открыл магазин детских игрушек, который стал пользоваться огромной популярностью среди жителей нашего довольно большого города. В какой-то момент стали поговаривать, что Маша вовсе не пара этому красавцу. Маша, между тем, считала Сашу тем самым принцем на белом коне, о котором мечтает любая девушка.

Маша, старшая в семье с еще 3 детьми и пьющим отцом, была помощницей для матери, помогая той по дому и ухаживая за сестрами и братом. Такой быт не давал ее гордости поводов для проявления дома, вынуждая Машу безропотно выполнять работу по дому и успевать делать уроки в медучилище. Если удавалось выкроить свободный часик при таком режиме, Маша посвящала его чтению или прогулкам с Сашкой. К 18 годам у нее не было настоящих подруг, она не испытывала в них нужды. Обязанности по дому, учеба, книги и Сашка были составляющими ее жизни. В общении с Сашкой Маша позволяла себе играть роль гордой, капризной принцессы, которая ей не только нравилась, но и составляла ее истинную суть. Сашу такое положение дел более чем устраивало, его неосознанно влекла и сводила с ума эта девушка, он страстно желал ее. Да, это была именно страсть. Он еще не понимал, что страсть может смениться апатией, если больше нет подпитки для чувства, если нет именно Любви.

А между тем их роман приближался к логическому завершению, то есть, в ближайшее время пара планировала подавать заявление в ЗАГС.

И тут как гром среди ясного неба до Маши дошел слух, что Сашка пару раз ходил на свидание с Наташей. Наташа недавно переехала в наш город, поступив у нас в институт. Сама Маша видела ее как-то пару раз: на дискотеке на день города и в торговом центре. Это была жизнерадостная, кокетливая девчонка, остра на язычок, заводила, яркая одежда подчеркивала ее яркий веселый характер. По общему мнению, фото Наташи было достойно красоваться на обложках глянцевых журналов: высокая стройная шатенка с волнистыми роскошными волосами могла бы и мумию Тутанхамона возбудить, как отметил один весельчак. Саша не стал исключением, он попытался пригласить на свидание красавицу, и та после нескольких отказов все же согласилась, по-видимому, увидев в нем единственного парня с кем ей, такой красавице, можно встречаться по рангу. Вскоре и для Наташи Саша стал тем единственным, с кем она была готова прожить всю жизнь. Саша же, встречаясь с Наташей, осознал, что вовсе не любит Машку. Новые чувства открыли ему неведомые до тех пор границы, он уже понимал, что такое страсть, а что настоящая любовь.

И вот пришло время для серьезного разговора с Машей. Саша старался подобрать правильные слова, но Машка, услышав, что между ней и любимым, все кончено, в порыве гнева отвесила ему пощечину, назвав бабником. Впрочем, в ту же секунду повисла на нем, покрывая поцелуями и шепча: «Прости, прости, прости….». Сашка, оттолкнув свою бывшую возлюбленную, не оборачиваясь на ее просьбы, остановится, ушел прочь.

В течение следующей недели Маша большую часть времени либо плакала, либо, закрывшись в комнате, лежала на кровати, уставившись в одну точку. В конце концов Маша заставила себя возвратиться к учебе и помощи матери по хозяйству. Но делала все как в тумане, и все равно часто плакала.

В тот вечер Машка возвращалась домой из училища; неожиданно она увидела Сашу в кругу приятелей, компания сидела на лавочке, на детской площадке, попивая пиво. Маша удивилась, увидев своего принца в сильном подпитии. И тут, словно молния, пронеслось у нее в сознании: воспользоваться ситуацией, то есть пока он пьяный. Попытаться ласково поговорить с ним, сначала помириться, а потом действовать по ситуации. Все это пронеслось у Маши в голове в одно мгновение, и она уже стала направляться к лавочке. Сашка, уже сильно пьяный, сам, первый, пригласил ее сесть и завел разговор, как будто между ними и не было никакой ссоры. Неожиданно он крепко обнял девушку и, поймав ее губы, стал целовать сомлевшую от счастья Машку. Но через минуту, словно придя в себя, отодвинул девушку, и глухо промолвил:
- Не знаю, что на меня нашло. Машка, извини, но нам надо расстаться. Мы с Наташей решили пожениться, извини, Маш, - виновато с глупой улыбкой ответил Машин «принц».

На следующий день он сам рассказал про случай на лавочке своей невесте. Наташа расценила это не как измену своего жениха, а возложила вину на Машу:
- Ну, коза, смазливая!!! Я ей все волосы повыдираю, я ее отучу хвостом вертеть перед чужими парнями - про себя подумала Наташа.

Через день Наташа встречала свою соперницу у входа в медучилище. Машка, выходя через проходную, сразу заметила соперницу, нехорошее предчувствие кольнуло ее, и с замирающем сердцем она подошла к Наташе, одетой в короткий фиолетовый плащ, бежевую короткую вельветовую юбку и полупрозрачные колготки цвета ирис меланж, на ногах осенние полусапожки. Маша была одета в короткую светло-бежевую куртку, джинсовую юбку и коричневые колготки с велюром, на ногах не по погоде легкие туфли.

- Ну, настало время серьезно поговорить, подруга! – с иронией в голосе начала Наташа, причем слово «подруга» она словно выплюнула, скривив свое красивое лицо.
- Я тебе не подруга, что надо? – со злостью в голосе парировала Маша.

Две девушки стояли в стороне от прохода. Они не кричали, не размахивали руками, со стороны это был просто разговор, хоть и неприятный, так как время от времени девушки немного разговаривали на повышенных тонах. Тем временем Наташа оценивала свою соперницу, как бы спрашивая себя, что в ней такого, что могло так задеть Сашу: «симпатичная, даже смазливенькая, маленькая, стройная, гордость так и прет из нее, да на таких западают.»
Машка же со злостью разглядывала свою противницу, которая была на полголовы выше нее, и именно стройная, а не худенькая как сама Маша. Она конечно же понимала, что против Наташи у нее нет шансов. И с ненавистью она вдруг сказала:
- Ну зачем ты вообще сюда приехала, ты мне жизнь ломаешь! У тебя таких как он еще много будет, а я люблю Сашу!!!
- А ты думаешь, что я его не люблю! В общем так, я тебя предупреждаю, еще раз увижу тебя рядом с Сашей, при всех волосы повыдергиваю, ясно?!
- Может быть и повыдергиваешь, если здоровья хватит, поняла?! – Машка произнесла это гордо и уверенно, хотя в душе сердце было готово выскочить от страха.
- Так ты, как я вижу, не понимаешь! Тогда давай разберемся по-другому, в городском парке, как идти к реке короткой дорогой, у поваленной березы немного справа есть маленькая поляна.
- Ты что драться предлагаешь? – опешила Маша, хотя сделала только вид, так как хоть и гнала от себя эту мысль, но в душе готовилась к такому повороту событий
- Ну если ты по-другому не понимаешь, почему бы и нет! – ответила Наташа, как всегда уверенная в своем превосходстве. – Кто проиграет, должен выполнить условие победителя, а именно: не подходить к Саше на пушечный выстрел.

Через 40 минут две девушки стояли напротив друг друга на условленной поляне. Тишину нарушал только шум садящихся на деревья и слетающих с веток птиц.

Машка буквально дрожала от страха. По дороге на место дуэли разработала такую тактику: уступая сопернице в росте и немного в весе, она решила действовать кулаками и потаскать за волосы соперницу, таким образом, надеясь одержать победу. Наташа же, уверенная в своих силах, решила, что просто повалит противницу, и оседлав ее, хорошенько оттаскает за волосы и навешает пощечин.

С боевым кличем индейцев две девушки ринулись друг на друга. Маша, избегая медвежьего захвата, стала наносить удары по лицу. Наташа просто пыталась тем временем поймать руки соперницы, не предпринимая наступления. Два удачных удара вынудили Наташу закрыть лицо руками, и Машка, азартно взвизгнув, схватила противницу за роскошные волосы, и начала бить ее коленями, не разбирая мест. Наташа уже плакала навзрыд, пытаясь разжать пальцы Машиных рук, намертво вцепившиеся в ее волосы.
Машка визжала от радости, довольная тем, что правильно выбрала тактику, Наташа, сначала уверенная в своих силах, не ожидала такой прыти от своей мелкой соперницы, и сейчас она плакала от боли, помноженной на унижение. Она была шокирована тем, что ее более мелкая соперница так быстро «уделала» ее, ей было стыдно, она терпела только, чтобы не сдаться так быстро, мыслей контратаковать у нее не было.

Меду тем Наташа от очередного удара коленом в живот присела от острой боли, и вдруг ее чувство стыда и боли сменилось чувством ярости. На несколько секунд Наташе удалось выключить чувство боли, и она, поймав одну ногу соперницы, стала напирать. Машка же, подпрыгнув пару раз на одной ноге, пытаясь найти равновесие, охнув, упала, потеряв свои захваты. Тут же Наташа навалилась сверху, девушки, пыхтя, визжа и стоная, покатились по земле. Машка была готова кричать от злости: соперница вынудила ее бороться, а этого Машка боялась, она уже чувствовала, как Наташа сковывает ее подвижность. Она, охваченная тревогой, еще тужилась, изменить свое тревожное положение, но соперница, продолжая дожимать, уже почувствовала шанс, и еще сильнее налегая, уложила Машеньку на обе лопатки. Очутившись на лопатках, Маша обхватила руками шею радостно сопящей Наташи, которая, елозя на сопернице, пыталась распластать и сковать свою противницу. Наконец ей удалось поймать руки извивающейся Машки и припечатать их к «ковру» из желтых и красных листьев. Гордая Маша решила держаться, сколько позволят силы, она начала выгибаться мостиками, пыталась взбрыкивать, чтобы развернуть бедра. Но Наташа раз за разом возвращала на лопатки свою противницу, не обращая внимание на ее стоны, и пока беспочвенные угрозы:
- Сейчас, подожди, я тебя уделаю! – хрипела Маша, выгибаясь дугой и чертя полосы ногами, буквально вспахивая землю.

Наташа лежала на распластанной Машеньке, сжав бедрами ее стан, налегая грудью на ее лицо, и сжимая сведенные руки над головой уложенной на лопатки девушки. Маша извивалась, расходуя силы, она хоть и перемещала клубок тел, буквально подметая спиной поляну, но скинуть Наташу ей не удавалось.
Наконец Наташе пришла в голову мысль, как заставить сдаться свою непокорную соперницу. Она хоть и была сверху, но понимала, что Маша более выносливая, и к тому же самой Наташе вовсе не легко было удерживать на лопатках продолжающую выгибаться и извивающуюся Машу. Наташка вдруг представила с ужасом, как сохранившая силы Маша скинет ее и повалит на лопатки. Не отпуская Машиных рук, она приподнялась и уселась на грудь рвущейся под ней соперницы, которая поняла, что соперница что-то задумала. Чувство тревоги с новой волной накатило на бедную Машу. Она с новой силой выгнулась, так что Наташа соскользнула вперед и в сотый раз припечатала Машины лопатки к земле. Тогда Маша, взбросив ноги, попыталась было обхватить ногами Наташин стан, но ей не хватило гибкости.
Но эта неудавшаяся попытка вновь заставила Наташу полностью улечься на распластанной девушке. Наташа теперь обвила своими ногами ноги Маши, так что та могла только потереть ими друг о дружку. Далее налегая грудью на лицо, Наташа сжала одной рукой шею противницы, другой намотала на кулак ее волосы.
Бедная Маша чувствовала боль в захваченных ногах, в сжатой «стальным» захватом шее, и конечно же острая боль в волосах. Попытки поизвиваться усугубили ее положение, боль ощущалась уже во всем теле, тревога и злость уступили место усталости. От одной мысли о сдаче Машу начинали душить слезы, она решила держаться до последнего, но через минут пять все же со слезами прошептала:
- Я сдаюсь, пусти!
Наташа, довольно хмыкнув, не меняя свое положение, заставила проигравшую произнести 3 раза:
- Теперь Саша твой и только твой. Я к нему ближе, чем на сто метров не подойду!

Наташа встала с соперницы. Не спеша, привела себя в порядок и неспешной походкой вышла на тропинку, ведущую к автобусу.

Золотая осень была в разгаре, лес окрасился желто-красными цветами, голубое безоблачное небо дарило хорошее настроение, всем, всем, кроме продолжающей плакать на поле боя бедной девушки.






Разместил: admin [23/12/2008]

 
Средняя оценка: 4
Ответов: 2


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

КиноБанда - Смотри кино в онлайне Rambler's Top100 КиноФильмы.TV - Смотреть кино фильмы